schvonder_ss (schvonder_ss) wrote in cmepsh,
schvonder_ss
schvonder_ss
cmepsh

Categories:

Еврейская жена Дзержинского. Что с ней стало в годы репрессий?



Поляки, как и все славяне, народ крайне парадоксальный. Во время Второй мировой среди них было наибольшее количество тех, кого в современном Израиле называют праведниками мира. Это люди, которые в то нелегкое время укрывали и спасали евреев. С другой стороны, среди них было также больше всего людей, которые сдавали детей Сиона германским властям. Да и партизанские Армия крайова и Армия людова действиями в стиле Катыни отметились. Поэтому не стоит удивляться, что среди этого народа имелись люди, отношение которых к евреям находилось на разных полюсах. Наш сегодняшний герой явно относился к доброжелателям детей Сиона.

Литовский поляк Феликс Дзержинский и варшавская еврейка Софья Мушкат имели пятилетнюю разницу в возрасте, но каждый из них заинтересовался идеями социализма в начале 20-о века. По этой причине в следующее десятилетие они разделяли общую судьбу сторонников запрещенных политических партий: участие в стачках, ссылка, побег, снова участие в стачках.

Софья Сигизмундовна родилась в обеспеченной еврейской семье. Ее фамилия, как это ясно любому человеку, была присвоена в честь мускатного ореха. Видимо, кто-то из ее предков был богатым торговцем пряностями. Считается, что познакомились будущие супруги в 1905-м году, но брак, судя по всему, был заключен только пятью годами позже.

К тому времени Феликсу шел тридцать третий год, а Софья находилась в двадцативосьмилетнем возрасте. Вскоре родился их единственный сын, которого родители решили назвать Яном. Сразу после этого молодая социалистка была направлена в Восточную Сибирь на вечное поселение, но успела передать младенца своей приемной матери.

Как это было заведено у большевиков, через некоторое время Мушкат тайно уехала за границу. Долгое время она трудилась в различных организациях европейских и российских левых. Занятый делом революции муж пару раз приезжал к ней в гости, но маленький сын не узнавал и пугался своего отца.

Софья с ребенком приехала в Москву лишь в 1919-м году. Аки Ленин, она попала в страну в опломбированном вагоне. Только тогда случилось счастливое воссоединение семейства. Правда, муж занимал очень ответственный пост, домой приходил нечасто и близких видел редко. Совместная жизнь не была такой уж долгой. В 1926-м году нежно любимый Феликс не сумел перенести операции.

Железный нарком был тут же канонизирован молодой советской властью и считался одним из главных героев революции. Его жена всегда находилась на вторых ролях, а потому проблем в годы репрессий у нее никогда не было. После ухода своего мужа Софья Сигизмундовна прожила более сорока лет. Она занималась агитацией в польском отделе политпропаганды.

Как пенсионер всесоюзного значения, долгие годы Мушкат жила прямо в Кремле. Лишь позднее она переехала к своему сыну в знаменитый «Дом на набережной» – жилой комплекс, построенный специально для партийной и творческой элиты. К сожалению, ее любимый сын, который стал крупным конструктором, также очень рано ушел. И уже пожилая еврейская женщина стала воспитательницей для своего внука.

Феликс Янович Дзержинский, также стал довольно известным человеком. Всю свою жизнь он заниматься в МГУ зоологией и орнитологией. Его дети, которые живы и вполне счастливы, уже не имеют специфических польских имен. Правда, их громкая фамилия сама по себе способна обратить внимание.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments