nik_ej (nik_ej) wrote in cmepsh,
nik_ej
nik_ej
cmepsh

Categories:

сМутный императорский флот, очищенный тов. Ежовым



Галковский разжевывает и доходчиво растолковывает насколько царский флот был засорен всякой нечистью, вплоть до высшего комсостава, всевозможной подрывной англосаксонской и германской агентурой, что вылилось самое масштабное поражение флота в мировой истории в Цусиме, и дальнейших революций, положивших крест на самодержавии.









После революции 1905-07 и ежу стало ясно, что флот надо основательно чистить. Но Ники2 и пальцем не пошевелил, что привело его в подвал Ипатьевского дома.

А вот Ленин и тов. Сталин которых Вы паталогически ненавидите, всю эту гоп-компанию морячков почистили весьма основательно, спасли страну и победили в войнах.

В 17-18гг основную массу офицерской агентуры Антанты и Германии революционные матросы просто, перевешали и перетопили как котят, а потом и их самих накрыли в Кронштадском восстании.

ПОСМОТРИТЕ КАК РАБОТАЛИ В ЭТОМ ПЛАНЕ СТАЛИНСКИЕ ОРГАНЫ.

Количество репрессированных является не слишком масштабным, но это были наиболее подготовленные кадры, выращенные после разгрома офицерского корпуса флота в 1917 году, Гражданской войне и многочисленных чистках 20-30 годов. Репрессии отучили командиров от принятия самостоятельных решений, ПРЕДАТЕЛЬСТВА, ВРЕДИТЕЛЬСТВА И БУЗЫ, заставляли все время согласовывать свою службу с вышестоящими руководителями, политорганами и НКВД.

Руководители флота меняли друг друга оказываясь ШПИОНАМИ, ЗАГОВОРЩИКАМИ и врагами народа. Начальник Морских сил РККА - флагман флота 1 ранга Орлов Владимир Митрофанович арестован 10 июля 1937 (расстрелян 28.07.1938), сменивший его флагман флота 1 ранга Викторов Михаил Владимирович был взят 22 апреля 1938 (расстрелян 01.08.1938), новый Народный комиссар ВМФ – бывший начальник Главпура РККА армейский комиссар 1 ранга Смирнов Петр Александрович не долго побыл на свободе уже 30 июня 1938 его арестовали и 22 февраля 1939г. после приговора расстреляли. Вместо него наркомом назначили М.П.Фриновского. Никакого отношения к флоту он в прошлом не имел, зато раньше был заместителем Ежова и судьбу имел аналогичную. 6 апреля 1939 года после окончания рабочего дня он сел в машину и поехал домой. Но шофер и личная охрана отвезли не на дачу, а в его бывшее Управление государственной безопасности. Фриновского расстреляли 4 марта 1940 года - в один день со своим бывшим начальником Ежовым.



Естественно вместе с начальниками «врагами» оказывались и их замы, начальники штаба, начальники управлений, прошлась «гребенка» органов по всем флотам и флотилиям лишая их командующих: Северный – К.И.Душенов, Балтийский – А.К.Сивков, Черноморский – И.К.Кожанов, П.И.Смирнов, Тихоокеанский – Г.П.Киреев, Каспийская флотилия – Д.П.Исаков, Амурская – И.Н. Кадацкий-Руднев. Всего в 1937-1938гг. из состава ВМФ СССР почти 3700 командиров и политработников (из них 705 человек – уже к 01.09.1937г.) были уволены из рядов флота и, по большей части, арестованы. И это при штате 1938г. – 19,5 тысяч.

На Северном флоте к октябрю 1938 г. было арестовано 79 «врагов народа». Кроме того, «досрочной демобилизации» подверглись 24 старших и средних командира, 9 политработников и 81 младший командир и краснофлотец (в том числе 24 за «иностранное» происхождение), а также 226 вольнонаёмных.

На Тихоокеанском флоте сначала был арестован начальник штаба флота О.С. Солонников, за ним - член военного совета Г.С. Окунев и командующий флотом Г.П. Киреев. 27 июля 1938 г. было задержано 66 «вражеских агентов» из числа руководящего состава Тихоокеанского флота, к концу 1938 г. было арестовано ещё около 50 старших морских офицеров. Репрессиям подверглись не менее 66 офицеров-подводников, из них 8 были расстреляны, остальные были осуждены, и половина впоследствии была освобождена и восстановлена в ВМФ. В ходе политических репрессий 1937 – 1938 гг. штаб, отделы и службы ТОФ потеряли не менее 58 представителей (почти половина) командно-начальствующего состава.

На Балтийском флоте одними из первых в 1937 г. были арестованы командующий ВВС флота М.А. Горбунов, командующий КБФ А.К. Сивков. В целом, с 01.01.1937 г. по 31.12.1939 г. на Балтийском флоте было осуждено 444 командира и политработника, из них к высшей мере наказания приговорено 64 человека, восьми осуждённым высшую меру заменили на 10 лет лишения свободы, пятеро умерли в местах заключения.



Репрессии на Черноморском флоте начались с ареста 26 марта 1937 г. бывшего помощника командующего флотом П.И. Куркова, массовые аресты военнослужащих начались в мае 1937 г. Однако на ЧФ работники Особого отдела неожиданно столкнулись с противодействием моряков репрессивной политике государственных органов власти. Тем не менее аресты черноморцев продолжались, и к концу 1937 г. было уволено 423 человека, из них арестовано 118 человек, в том числе командующий ЧФ И.К. Кожанов. Аресты возобновились в 1938 г., общее количество репрессированных военнослужащих ЧФ за период с 1936 по 1941 гг. составило 478 человек.

Особое место в системе подготовки военных кадров занимает Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова (г. Санкт-Петербург) – одно из старейших военно-учебных заведений Российской Федерации - ПИТОМНИК АНГЛИЙСКОЙ АГЕНТУРЫ. Многие выпускники ее стали известными флотоводцами и учеными, открывателями новых земель, исследователями океанов и морей, изобретателями и создателями оружия и технических средств флота, строителями надводного и подводного флота. Но в 1937–1938 гг. профессорско-преподавательский состав подвергся основательной «чистке».

Репрессии против профессорско-преподавательского состава Военно-морской академии РККА осуществлялись неоднократно – после Кронштадтского восстания в 1921 г., в период обострения внутрипартийной борьбы в 1926–1927 гг., в ходе рассмотрения дела «Весна» в 1930–1931 гг. Но эти «чистки» носили «профилактический», обратимый характер. Их жертвы, испытав моральные и физические потрясения, как правило, через некоторое время возвращались в строй.



Совсем иной характер имели репрессии 1937–1938 гг. Из Военно-морской академии были изъяты и погибли многие преподаватели, и даже некоторые слушатели, главным образом бывшие офицеры старого флота.

Всего по состоянию на январь 1938 г. Военно-морская академия выпустила 1121 специалиста Советских Военно-морских сил, из них 118 человек по различным причинам (в том числе в связи с арестом) были уволены из РККА, 244 переданы в гражданские ведомства (в ряде случаев это могло означать опалу) и 759 остались в РККА. Постоянный и временный состав Военно-морской академии находился под наблюдением компетентных органов ввиду того, что многие работники вуза происходили из «бывших» и высказывали критические замечания по поводу социально-экономической политики большевиков. Например, в аттестации начальника кафедры оружия Военно-морской академии Л. Е. Гончарова в 1924 г. указывалось: «Один из крупнейших специалистов по минному делу в СССР. Около 33 научных трудов. Ординарный профессор-изобретатель. Педагогическими способностями обладает. Материально обеспечен роскошно. В академии является центром, вокруг которого организуется все чуждое Советской власти, вплоть до монархии. Враждебен Советской власти». Тем не менее аттестация завершалась следующими словами: «как незаменимого специалиста оставить в академии».

Какое-то время такая фронда прощалась, тем более что военные специалисты старого флота были нужны для обучения новых кадров. Но в 1937–1938 гг., когда террор достиг невиданного размаха, снисхождения от компетентных органов ждать уже не приходилось.



Компетентные органы не только внимательно изучали профессиональные качества постоянного и временного состава военных вузов, но и выявляли лояльность существующему режиму. Заместитель наркома обороны по кадрам Е. А. Щаденко в ноябре 1937 г. подчеркивал, что при тщательном изучении людей в академиях всплывали многочисленные компрометирующие данные: «Что особенно резко бросается в глаза – это противоречивость служебной аттестации и политических характеристик... Политхарактеристики составляются недостаточно ответственно. Служебные аттестации руководителей групп, нач. курсов не содержат совершенно оценки политических качеств… – составляются аполитично».

В 1937 г. был репрессирован действующий руководитель академии Иван Мартынович Лудри – представитель так называемой «молодой школы» советского флота, ТОТ ЕЩЕ АНГЛИЙСКИЙ ШПИОН. Сын эстонского крестьянина, он активно участвовал в Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войне. После окончания в 1927 г. Военно-морской академии занимал ряд крупных должностей.



В конце 1937–1938 г. репрессии в военно-морских учебных заведениях страны достигли своего апогея. В охоте за «врагами народа» компетентные органы не боялись арестовывать даже родственников В. И. Ленина.

Начальника факультета связи Военно-морской академии, военного инженера 2-го ранга Михаила Александровича Крупского, племянника жены основателя Советского государства – Н. К. Крупской, арестовали 26 декабря 1937 г. Это был известный ученый, прошедший большой путь на флоте. В 1930 г. Михаил Александрович окончил Военно-морскую академию и остался в ней на преподавательской работе, продолжив образование в адъюнктуре.
в свое время проживал вместе с В. И. Лениным. В. И. Ленин в 1920 г. выдал Крупскому рекомендательное письмо от своего имени.

Таким образом, очистительные и благотворные репрессии обрушились и на офицеров старого флота, и на командиров «пролетарского» происхождения. Старых военспецов «чистили» за их оппозиционность существующему режиму (тем более что большинство их были беспартийными), «пролетарских командиров» – за связь с репрессированной в 1937 г. военной верхушкой во главе с маршалом М. Н. Тухачевским, обвиненной в заговоре. К разрастанию террора в Вооруженных силах РККА вела и взаимная вражда военных, обусловленная в том числе их разным социальным происхождением.



Таким образом нарушилась преемственность целых поколений потомственных шпионов. Подводя итоги «чистки», старший инспектор Управления высшими военно-учебными заведениями РККА Г. Г. Невский в июле 1939 г. докладывал наркому обороны: «Во всех академиях количество преподавателей, имеющих звание доцента, не превышает 15%... При этом есть все основания полагать, что научные звания по тактическим дисциплинам присваиваются весьма снисходительно. Когда вдумываешься во все выше сказанное – жутко становится».

Однако все это ни сколько не повлияло на боеспособность флота в ВОВ, даже войну он встретил в полной боевой готовности, отразил все налеты и удары, не в пример авиационным и сухопутным соединениям РККА, где врагов народа и предателей не дочистили и их оставалось еще более чем достаточно.

И у вас еще хватает совести в чем-то упрекать тов. Сталина, спасшего страну и поставившего ее в разряд великой сверхдержавы мира, победившей в самой страшной войне, по сравнению с которой Японская и Империалистические войны, кои вел полная бездарность и тряпка Николай 2 И ЯЙЦА ВЫЕДЕННОГО НЕ СТОЯТ.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments