rimmir (rimmir) wrote in cmepsh,
rimmir
rimmir
cmepsh

Categories:

Казнь императора

...В январе 1880 г. российское посольство в Париже, расположенное на бульваре Гренель, установило, что под именем польского эмигранта Эдуарда Мейера здесь скрывается опасный государственный преступник, участник покушения на Александра II тридцатилетний Лев Гартман.
Произошло это открытие не без участия Петра Васильевича Корвин-Круковского (1844-1899 гг.), русского эмигранта, женатого на французской актрисе и уже с десяток лет проживавшего в столице Франции.
3 февраля Гартман был арестован французской полицией по настоянию российского посла графа Орлова. Однако, несмотря на доставленные из Петербурга документы, свидетельствовавшие о причастности Гартмана к террористической деятельности, 7 марта он был освобожден по настоянию прессы, будоражившей общественной мнение, с чем вынуждены были считаться французские власти. Это событие, повлекшее известные осложнения в российско-французских отношениях, вошедшее в историю дипломатии как "инцидент Гартмана", казалось, могло надолго охладить Петербург, но... российское руководство полиции решило избрать иной путь, установив доверительные отношения с МВД Франции, не забывая при этом, как будет показано далее, и о своих собственных интересах.
И первым "проводником" новой политики становится Корвин-Круковский, сначала с середины 1881 г. в качестве парижского агента "Священной дружины", а с июня 1883 г. - уже в официальном качестве "заведующего Заграничной агентурой" (ЗАГ) Департамента полиции МВД Российской империи.
При Круковском начинает охранную карьеру в Париже и Петр Иванович Рачковский(1853-1910), сначала - также в качестве агента "Священной дружины", а с марта 1884 - заведующим ЗАГ.
С хорошими связями в обществе, в том числе и в политических и полицейских кругах, с непомерными амбициями, Рачковский на десятилетия стал проводником политики российского МВД во Франции, причем весьма успешным, не смотря на много численные авантюры и провалы....
Зная от Рачковского о приобретавших все большую популярность во Франции анархистах, не только призывавших, но и реально готовившихся "взрывать бомбы на улицах Парижа," русское правительство решило предостеречь своих коллег, подробно рассказав им о деятельности собственных "террористов", "анархистов", "нигилистов" и "социалистов", резонно рассчитывая в то же время на помощь со стороны французской полиции.
С этой целью в Петербурге, на Фонтанке (где в доме N 16 помещался департамент полиции МВД России), полицейские чиновники кропотливо составили "строго конфиденциальный" обзор хроники террористического движения в России в 1878-1887 гг.
В первом варианте этого очерка, опубликованном в октябре 1998 г. я писал, что, повидимому, эта книга, которую с полным основанием можно назвать первым криминологическим исследованием в России (а, может быть, и в мире?), была написана несколькими авторами. Не предполагая даже, что позднее мне удастся установить имя ее автора.
Следует вообще подчеркнуть, что <b>книги, также как и рукописи, имеют свои, подчас захватывающие истории</b>...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments