rimmir (rimmir) wrote in cmepsh,
rimmir
rimmir
cmepsh

Он возглавлял все секретные исследования по контрактам с Пентагоном и ЦРУ

Он возглавлял все секретные исследования по контрактам с Пентагоном и ЦРУ. Его информация о химическом и биологическом оружии была поистине бесценна для советских спецслужб. В наших архивах она еще 50 лет будет лежать под грифом «Совершенно секретно».

Знаменитому ученому, выдвигавшемуся на Нобелевскую премию, не помог дожить до 100 лет даже разработанный им же «эликсир бессмертия». Главный советский разведчик в Израиле ушел из жизни на 98-м году жизни. Впрочем, это не удивительно: у подполковника израильского ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) в отставке, отсидевшего 15 лет за шпионаж в пользу СССР, была нелегкая жизнь. Военный биолог, работавший в самом секретном центре Израиля, он на протяжении десятков лет снабжал советскую разведку ценными сведениями о разработке химического и биологического оружия. Его работа сорвала планы применения запрещенных средств на Ближнем Востоке и против СССР.

В 1982 году Маркус Клинберг, будучи заместителем директора Центра биологических исследований, был осужден на 20 лет по обвинению в шпионаже в пользу Москвы. Отбыв две трети этого срока, он неоднократно обращался в Верховный суд с просьбой о досрочном освобождении в связи с состоянием своего здоровья. Но руководство израильской службы внутренней безопасности «Шабак» возражало, утверждая, что тот все еще является носителем государственных секретов. Вскоре оно, однако, сменило гнев на милость и согласилось на досрочное освобождение Клинберга из тюрьмы под домашний арест, но с условием, чтобы он общался только с ограниченным кругом лиц, а также взял на себя расходы по содержанию круглосуточной охраны в размере 100 тыс. долл. в год. 4 сентября 1998 года окружной суд в городе Беэр-Шева на юге Израиля принял решение освободить из заключения 80-летнего Клинберга.

В ПОЛНОЙ ИЗОЛЯЦИИ

Заметим, что половину тюремного срока самый таинственный узник израильских застенков провел в одиночной камере в обстановке строжайшей изоляции. Почему Маркус Клинберг не сломался в таких нечеловеческих условиях? Это один из самых больших его секретов.

После освобождения из тюрьмы Маркус выехал во Францию. В Париже он поселился в самом центре города в однокомнатной 35-метровой квартире, где его почти каждый день навещала дочь Сильвия. Раз в неделю к нему приходили внуки. Часто бывали друзья и знакомые. Так что пожилой человек не чувствовал себя в одиночестве. Хотя, по словам дочери, порой сильно тосковал по своей жене Ванде. Она не дождалась его освобождения и скончалась в 1990 году. Причем, как признался сам Клинберг, его супруга тоже работала на советскую разведку, но так и не была разоблачена.

Однажды друзья и знакомые прибыли к разведчику в гости, и беседа продолжилась за столом. Один из присутствующих спросил Маркуса о его знакомстве с отцом израильской атомной бомбы – профессором Давидом-Эрнстом Бергманом. Клинберг признался, что именно по протекции главного израильского ядерщика он и попал в Институт биологии – один из самых секретных объектов Израиля. В этом закрытом научном городке разрабатывались десятки собственных проектов и выполнялись тайные заказы Пентагона. Но лишь благодаря своим способностям Клинберг очень скоро выдвинулся и был назначен заместителем директора института с самыми широкими полномочиями. Он возглавлял все секретные исследования по контрактам с Пентагоном и ЦРУ. Его информация о химическом и биологическом оружии была поистине бесценна для советских спецслужб. В наших архивах она еще 50 лет будет лежать под грифом «Совершенно секретно».

У многих возникает вопрос и о том, кто же все-таки сдал нашего самого ценного агента в Израиле? Настоящее имя предателя до сих пор держат в тайне. Клинберг в беседе тоже не раскрыл этого секрета, а лишь сказал следующее:

«Пресса сообщала, что меня разоблачили благодаря нехитрому трюку. Якобы со мной встретился двойной агент и по секрету сообщил, что в Малайзии произошел взрыв на химическом заводе и мне надо туда срочно ехать. И я, мол, по рации сразу сообщил об этом в Москву. А меня запеленговали.

На самом деле со мной никто не встречался. И самое главное, у меня никогда не было рации, и вообще никаких шпионских технических средств я не имел. Это для меня было принципиально. Я признаю только живое общение и надеюсь лишь на свою память. Но особенно меня возмутила ложь, что после освобождения из тюрьмы я поехал в Москву, и там, в Кремле, мне вручили орден Красного Знамени, дали трехкомнатную квартиру и назначили большую пенсию. Это все чушь. На самом деле я получаю пенсию чуть больше 2 тыс. евро, как инвалид Второй мировой войны и бывший подполковник Армии обороны Израиля, и только от Тель-Авива.

Правда, пенсии хватает только на оплату съемной квартиры, питание и медицинскую страховку. Поэтому пишу книгу. Хочу, чтобы она вышла в Израиле. Попытаюсь хотя бы немножко заработать на воспоминаниях».

ИНТЕРВЬЮ РАЗВЕДЧИКА

Судьба разведчика интересовала израильских журналистов, и однажды Маркус Клинберг все же согласился дать интервью Второму каналу израильского телевидения. Вот выдержки из него.

– Что интересовало советскую разведку?

– Исследования, которые мы проводили в институте. На встречу мне приносили список интересующих их вопросов. Никогда на меня не оказывали давления. Они были милые, симпатичные и очень вежливые. Всегда говорили, как меня высоко ценят и уважают. Для меня все это было очень важно. Я гордился собой.

– Вы получали за свою работу деньги от русских?

– Никогда не взял ни гроша.

– Почему?

– Потому что я им был должен, а не они мне. Если бы я взял деньги, это была бы проституция. А у меня была любовь!

Маркус показывал своим гостям вырезки из газет и журналов с материалами о «советском шпионе № 1 в Израиле». Во всех публикациях отмечалось, что Маркус Клинберг завоевал репутацию ученого с мировым именем. Ведь его даже выдвигали на Нобелевскую премию.

Самое большое впечатление произвел рассказ Маркуса, как он в первый раз был вызван в израильскую контрразведку «Шабак». Там он прошел проверку на детекторе лжи. Ее он выдержал с редким хладнокровием – проверка показала, что подозрения против него беспочвенны. Спустя несколько лет он снова был вызван на проверку на детекторе лжи. Однако опять держался с видом оскорбленной невинности. В результате обвел вокруг пальца всех матерых контрразведчиков. Бытовало мнение, что он стал первым человеком, победившим детектор лжи. И это еще один из секретов Маркуса Клинберга.

Собрать достаточно доказательств, что Маркус являлся советским шпионом, израильской контрразведке удалось лишь к 1983 году. Газета «Едиот Ахронот» добилась снятия секретности с «дела Клинберга», после чего стало ясно, что разоблачить ученого смог двойной агент.

Человек, работавший под псевдонимом Самаритянин, был внедрен в израильскую элиту в 1972 году. Он вызвал подозрение, и контрразведке удалось его расколоть. Очень скоро Самаритянин стал двойным агентом.

В 1977 году Клинберг оборвал связь со своими московскими кураторами, но в КГБ решили обратиться к Самаритянину, чтобы тот связался с ученым. Он оставил в почтовом ящике Клинберга открытку с шифром. Встреча двух агентов, задокументированная сотрудниками «Шабак», и стала поводом для ареста Клинберга.

СЕКРЕТ БЕССМЕРТИЯ

Однажды друзья спросили Маркуса:

– В чем секрет бодрости в столь почтенном возрасте?

Разведчик рассмеялся.

– Я изобрел «эликсир бессмертия». Великая француженка Коко Шанель говорила: «Старость не защищает от любви, но любовь защищает от старости». Секс – лучшее и самое приятное для здоровья лекарство. И верный путь к долголетию. С помощью моего эликсира я рассчитываю прожить не менее 100 лет.

Позже стало известно, что именно Клинберг первым создал препарат, резко усиливающий не только потенцию, но и все жизненные силы человека. По заказу американцев, он создавал для них новое генетическое оружие, а получил «чудо-виагру». И, как настоящий ученый, испытывал препарат на себе.

Примечательно, что и знаменитая виагра, повышающая потенцию у мужчин, тоже побочный результат исследований в военной фармацевтике. В самом начале разрабатывали лекарство, повышающее остроту зрения летчиков-истребителей в утренней и вечерней мгле.

Возникает вопрос: а чем препарат Клинберга отличается от обычной виагры и прочих снадобий?

– Во-первых, безумной ценой, – заявил сам Клинберг. – Один курс на девять месяцев стоит миллион долларов. Во-вторых, он реанимирует не только то, что ниже пояса, но и наполняет энергией весь организм. А, в-третьих, активный секс, на который он толкает даже старых импотентов, способствует долголетию. И это главное.

Интересно, что ходят неподтвержденные слухи, что секретом своего разработанного препарата легендарный ученый-разведчик успел поделиться с Москвой. Может, поэтому немало активных долгожителей и среди ветеранов советской внешней разведки. Говорят, до сих пор живы-здоровы бывшие кураторы Маркуса Клинберга, которые работали с ним в разное время и о которых, по его словам, у него остались самые теплые дружеские воспоминания.       

http://nvo.ng.ru/spforces/2018-08-24/7_1010_klinberg.html

29 сентября 1939 года по настоянию отца бежал в Советский Союз. Его родители и брат остались в Польше и погибли в 1942 году в лагере смерти Треблинка[6]. В СССР Маркус продолжил медицинское образование в Минске по специальности эпидемиолога и через 1,5 года был направлен работать в Лиду[4][7].

22 июня 1941 года добровольно вступил в Красную Армию, участвовал в Великой Отечественной войне, получил звание капитана медицинской службы, был ранен в правую ногу. После ранения был назначен начальником противоэпидемической части в Молотове. В июне 1943 года был направлен в аспирантуру в Москве по инфекционным заболеваниям и после освобождения части Белоруссии в конце 1943 года был назначен главным инфекционистом БССР[7].

По окончании войны вернулся в Польшу. Некоторое время работал в министерстве здравоохранения Польши в качестве заместителя главного инфекциониста. В 1948 году Клингберг с женой Вандой приехал в Израиль. Семья Клингбергов поселилась в Яффо. Там же Маркус познакомился профессором Давидом Эрнстом Бергманом, который начал создавать секретный институт в Нес-Ционе для разработки средств защиты от биологического оружия.

В 1983 году Клингберг в звании подполковника Армии обороны Израиля работал заместителем директора Института биологических исследований и заведующим кафедрой социальной гигиены и профилактической медицины в медицинской школе Тель-Авивского университета. Был арестован контрразведкой Шин Бет по обвинению в передаче секретной информации СССР. Работа на советскую разведку продолжалась более 20 лет.

В 1983 году на закрытом судебном процессе был приговорён к пожизненному заключению, которое было заменено на 20 лет тюрьмы за измену родине и шпионаж, однако вплоть до 1991 года факт его ареста хранился в строжайшей тайне. Семья Клингберга хранила молчание.

После выхода из тюрьмы в 1998 году (по состоянию здоровья) Клингберг был переведён под домашний арест. По окончании срока заключения в 2003 году выехал в Европу.

В последние годы жил в Париже в однокомнатной 35-метровой квартире, на левом берегу Сены. Раз в день его навещала дочь, раз в неделю он виделся с внуками. Клингберг получал от Израиля пенсию как подполковник Армии обороны Израиля, что составляло более 2 000 евро. При этом Клинберг жаловался, что этих денег очень мало — их едва хватало на оплату съёмной квартиры, питание, медицинскую страховку, лекарства и лечение в больницах.

В 2006 году Клинберг совместно со своим израильским адвокатом написал книгу воспоминаний. Эта книга была предварительно проверена израильскими цензорами на предмет отсутствия разглашения государственной тайны[3].

Умер 30 ноября 2015 года в Париже[8].

Клингберг был арестован в результате работы Бориса Красного[9], двойного агента под кодовым именем «Самаритянин», который был внедрен в Израиль КГБ СССР в 1972 году, и был перевербован ШАБАКом сразу после прибытия. В 1977 году КГБ попросил «Самаритянина» вызвать Клингберга на связь. Это и стало поводом для следствия и в дальнейшем ареста Клингберга[10].

В годы «холодной войны» СССР сотрудничал с арабскими государствами. Власти Израиля решили, что в результате шпионской деятельности Клингберга информация о вакцинах попала в распоряжение арабских разведслужб, что лишило страну возможности эффективно защищаться от бактериологического оружия. Ущерб, нанесённый Клингбергом Израилю, оценивается в миллионы долларов.

Журналист Йосси Мелман назвал арест Клингберга «наиболее разрушительным шпионским скандалом в истории Израиля».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments