nkvd1937 (nkvd1937) wrote in cmepsh,
nkvd1937
nkvd1937
cmepsh

Categories:

"Слово и дело"



Несколько лет назад я сделал для себя странное открытие: в каком-то смысле я — «ревизионист». Нет, я не сторонник Эдуарда Бернштейна, который более ста лет назад провел «ревизию» (критику) марксизма и был осужден за это Лениным. Имеется в виду другой смысл этого термина. Я такой же ревизионист, как западный исследователь А. Гетти, который еще во 80–90-е попытался подвергнуть критике традиционное и расхожее представление о воле Сталина как основной причине трагических событий 1937–1938 гг. и пытался поставить вопрос о реальных противоречиях в советском руководстве. В современной России ревизионистом является Ю. Жуков. Во вступлении я пытался объяснить, что его точка зрения кажется мне спорной, но «ревизионисты» могут и не совпадать во мнениях.

Оказался я «ревизионистом» совершенно неожиданно для себя. Просто поставил перед собой вопрос: чему следует отдавать предпочтение — анализу слов или поступков. То есть следует использовать поступки людей в 1937–1938 гг. как доказательства их слов или, наоборот, искать в словах объяснение смысла поступков. Спор это не схоластический, как может показаться на первый взгляд. Речь идет об интерпретации статистического материала — «цифр». Обычно исследователи используют статистический материал о репрессиях как иллюстрацию бесчеловечной политики режима. Спор идет о количестве жертв, но принципиальный подход не меняется. Однако количество жертв — это следствие реальных поступков сотрудников НКВД. Если «цифры» большие (больше средних), то одних «дел», если меньше средних, то других «дел». Если выяснится, что эти цифры в разных регионах отличаются на порядок, то это следствие разной позиции чекистов. Тогда «слова» нужны нам для того, чтобы объяснить причины этих расхождений — интерпретировать «дела».



В результате исследования выяснилось, что в разных регионах страны единой стратегии репрессий нет. В одних регионах руководители ограничились выполнением приказов Центра, в других проявляли инициативу, увеличив количество репрессированных иногда в 10–13 раз.

В ходе кулацкой операции местное руководство в ряде мест направило репрессии в соответствии со своим представлением о целях террора и размахе операций: добилось продления сроков операции, добилось многократного увеличения лимитов, самостоятельно интерпретировало представление о целевых группах.

Не подтвердилось широко распространенное мнение, что размах террора всецело определялся давлением сверху. Скорее можно говорить о том, что многие местные руководители НКВД были активны и самостоятельны в организации террора в своих регионах. Более того, начиная с осени 1937 года невозможно установить, что пассивность в проведении террора вызывала реальные санкции Сталина или Ежова или, наоборот, активность в проведении террора как-то особенно поощрялась. Такая установка действительно была дана летом 1937 года, но в дальнейшем руководство наркомата не смогло (не стало?) отслеживать ее реализацию. Начиная с января 1938 года в кадровой политике все более и более доминирует клановый принцип.

Кроме того, выяснилось, что региональное руководство разделилось и по вопросу о том, что является приоритетной задачей: чистка в номенклатуре или репрессии против широких слоев населения.

Если различать «чистку» и «террор», то выяснится, что у этих процессов совершенно разная динамика. Чистка началась на рубеже 1936–1937 годов и практически везде закончилась весной — в начале лета 1938 года. Террор начался летом 1937-го и продолжался до осени 1938 года. Другими словами, решение о прекращении репрессий, которое ясно было озвучено весной 1938 года, — не было выполнено. Это означает, что если за чисткой контроль со стороны Политбюро осуществлялся, то за «большим террором» реального контроля не было. Летом 1938 года массовый террор продолжали прежде всего представители «ежовцев» и «северокавказцев».

Выяснив это, я должен был сделать попытку как-то объяснить «дела» «словами». Первое предположение заключалось в том, что непрекращающийся размах террора именно в тех регионах, где у власти находились «ежовцы» и «северокавказцы», можно объяснить в первую очередь убежденностью в том, что их поддержит руководство наркомата — Ежов и Фриновский.



Затем я с удивлением выяснил, что Берия и Гоглидзе в Грузии расставили акценты в репрессиях совершенно иначе: самые большие цифры в ходе чистки и относительная пассивность при проведении массовых операций.

Трудно удержаться от искушения именно этим объяснить то, что для смены Ежова и Фриновского была выбрана как раз группа Берии. Другие факторы — «грузин», «доверие Сталина» — выступают скорее как лежащие на поверхности детали. Видимо, следует говорить о другом: Берия точнее понимал замысел Сталина, которого чистка номенклатуры интересовала намного больше, чем массовые операции (особенно кулацкая).

Здесь я вынужден был задаться вопросом: а почему, собственно, началась «кулацкая операция». К сожалению, мнение историков, к которым я отношусь с огромным уважением (О. Хлевнюк, Н. Петров и др.), не могло меня убедить. Нет никаких оснований считать, как это пишет Н. Петров, что «без сомнений, «большой террор» был тщательно продуман Сталином и его штабом» [46, с. 225]. Весной 1937 года на пленуме ЦК Ежов говорит, что время массовых операций прошло — он явно ничего не знает о том, что они начнутся уже летом. Собственно, Петров и сам признает, что решение было принято только в конце июня 1937 года. Какое уж тут «тщательное продумывание». Когда в июле 1937 г. появилось постановление Политбюро, то выяснилось, что в половине регионов нет реального учета «контрреволюционного элемента», подлежащего репрессиям. Но меня интересовал не столько вопрос о том, почему Сталин изменил свое мнение и пошел на «большой террор». Важно было выяснить другое: почему часть руководства НКВД продолжала его весной — летом 1938 года, несмотря на то что вождь явно терял к этому интерес.

Можно предполагать, опираясь на историю развития клана «северокавказцев», что их позиция была самостоятельной и осознанной. Они не верили в силы партийного руководства, исповедовали прежде всего чекистскую (а скорее всего, клановую) солидарность, считали главным инструментом власти — насилие. Кроме того, они считали, что развитие террора приведет их к власти. Массовые операции стали инструментом политического возвышения руководства НКВД. Если бы «северокавказцы» и «ежовцы» сохранили свое лидирующее положение в наркомате в 1939 г., необходимости в продолжении и кулацкой, и национальных операций уже не было. Начался плавный переход чекистов к руководству основными наркоматами, к руководству регионами. Чекисты стали бы, возможно, наиболее влиятельной группой в НКВД.



Насколько эта активность чекистов была санкционирована Сталиным, входила в его планы?

Политическое руководство страны пыталось контролировать руководство НКВД. Во-первых, через систему утверждения расстрельных списков членами Политбюро. Во-вторых, через личный контроль Сталина за ходом расследования по наиболее важным делам. В-третьих, динамика репрессий в значительной степени зависела от позиции высшего политического руководства страны.

Однако «пыталось контролировать» и «контролировало» не одно и то же.

В 1936–1938 гг. Сталин санкционировал несколько поворотов во внутренней политике СССР.

— Август — сентябрь 1936 г. — удар по «правым». Завершение этого курса — февральско-мартовский пленум 1937 г.,

— март — июнь 1937 г. — удар по ЦК;

— июль 1937 г. — июль 1938 г. — массовые операции;

— август 1938 г. — апрель 1939 г. — завершение.

Подчеркнем: каждый раз мы имеем дело с разными курсами. Общее в них только одно: инструментом политики является террор, но целевые группы репрессий разные.

В первом случае удар переносится с троцкистов и «зиновьевцев» по «правым». Общее у них то, что обе группы могут быть отнесены к категории «старых большевиков» и «противников Сталина» (в прошлом). Теоретически Сталин мог допускать, что они объединятся вместе против него. Но следует учитывать, что в 20-е гг. «правые» и троцкисты — противники. Блок между «оппозицией» и «правыми» так и не сложился в 1929 г.



Второй поворот произошел, когда удар НКВД был нанесен по ЦК, избранному на XVII съезде. В апреле — июне 1937 г. было арестовано большинство членов ЦК. Эти люди никак не могут считаться «ленинской гвардией», и они не были противниками Сталина в 20-е. Почему удар был нанесен по этой группе?

Третий поворот произошел в июле 1937 г. — это переход к массовым операциям. До этого основной удар наносился по интеллигенции и номенклатуре. Размах арестов был относительно ограничен. С августа (в некоторых регионах со второй половины июля) ситуация качественно меняется и количество репрессированных увеличивается на порядок. Почему вдруг в этих людях увидели врагов? Зачем потребовались массовые операции?

Наконец, осенью 1938 года Сталин взял курс на уничтожение руководства НКВД. Почему он вдруг перестал доверять этим людям, в надежности которых раньше не сомневался? С их помощью он уничтожил руководство РККА, фактически двенадцать-пятнадцать месяцев НКВД являлась самой влиятельной силовой структурой в стране. Почему было принято решение изменить положение дел? Понятно, перед началом Второй мировой войны (а Сталин вообще считал, что она уже идет) РККА представлялась ему не менее важной организацией, чем НКВД. Наоборот — более важной. Понятно, что он мучительно должен был переживать зависимость от НКВД. Но почему «чистильщиков» уничтожили? В чем была их опасность?

Повторюсь, общее на каждом этапе — открытое применение репрессий, но различается объект преследования. Власть прибегает к террору, когда сталкивается с опасностью. Актуальной или потенциальной, реальной или кажущейся. Иными словами, мы можем сделать вывод, что в сознании Сталина и его ближайшего окружения «угрозы» в 1936–1939 гг. менялись следующим образом. Сначала угрозой были троцкисты, затем «правые», затем значительная часть ЦК и номенклатуры, затем этнические меньшинства и бывшие кулаки, затем чекисты. Причем угрозы накладывались друг на друга и по времени и содержательно. В чем причины этой эволюции?

Позиция, изложенная в этой книге, основана на убеждении, что первоначально целостного плана репрессий у Сталина не было. «Сумбур вместо музыки». Этот образ, возникший в 1936 году, можно отнести не только к культуре, но и к политике. Первоначально сам Сталин однозначно ощущал угрозу только от троцкистов и именно их считал своими врагами. «Правые» оказались под ударом в значительной степени под влиянием Кагановича и Ежова. Другие целевые группы оказались жертвой репрессий в результате «импровизации», в действительности — под влиянием на Сталина информации, поступившей от руководства НКВД. Репрессии против троцкистов вызвали пассивное осуждение части номенклатурных работников, которые увидели в этом нарушение неписаных законов: «коммунистов расстреливать нельзя».

Следующий виток репрессий — разоблачение «заговора Тухачевского» — произошел под сильным влиянием той информации, которую вождь получил от НКВД. Тухачевского обвиняли в том, что он скрыл свои контакты с немцами и с белыми (точнее, рассказал не обо всех контактах). Сталин существенно переоценивает степень самостоятельности группы Тухачевского, ему «показалось», что он столкнулся с «заговором». Источником этой дезинформации было руководство ИНО, которое поддержали Ежов и Фриновский.



Затем, в июле 1937 года, Политбюро приняло решение о нанесении удара по бывшим кулакам на основании информации, в которой реальная угроза была преувеличена. Вождь существенно преувеличивает и угрозы со стороны «пятой колонны», со стороны «антисоветских элементов», Говоря оперативным языком, он действует на основе неверной информации (дезинформации). Говоря обыденным языком — им двигает страх. Этот страх возник на основе информации, которую он получил от руководителей спецслужб. Источником дезинформации, которая напугала Сталина, было руководство НКВД. Фактически это означает, что оно выступило как относительно самостоятельная политическая сила и стало субъектом политического процесса. В условиях тоталитарного режима ситуация, когда тот или иной политик или организационная структура выходят из-под контроля, воспринимается и интерпретируется как «заговор». Поэтому с весны (с лета?)1938 года Сталин должен видеть в чекистах «заговорщиков».

Но предположим, что я ошибаюсь и никакой самостоятельности руководства НКВД не было. Предположим, что только воля Сталина стоит за всеми колебаниями политического курса в 1936–1938 гг. и ход репрессий является результатом спланированной политики. При этой интерпретации можно попытаться объяснить событиями 1937 года, но трудно понять, что происходило в первой половине 1938 г. Если Сталин действительно спланировал и размах чистки, и переход к «массовым операциям», то непонятно, зачем нужно неоднократно менять собственные решения. Как мы видели, сначала принимается решение закончить и кулацкую, и национальные операции в декабре 1937 г., затем устанавливается новая дата — апрель 1938-го, а затем и она продлевается до осени 1938 года. Причем каждый раз решение принимается на уровне Политбюро и именно решение высшего политического органа приходится корректировать. Неужели и это входит в первоначальный план? Зачем? При этом следует помнить, что продолжалась кулацкая операция не во всех регионах. Иными словами, в глазах Сталина это должно было означать, что руководство НКВД в этих регионах либо не способно реализовать политику в установленные сроки, либо не хочет этого. «Либо он тупица, либо подозрительный человек», — сказал Сталин на пленуме 1937 года по поводу другого чекиста, но убежден, что слова его запомнили. «Глупость или предательство» — старая альтернатива российской истории…



Именно в этот момент, с весны 1938 г., недовольство Сталина руководством наркомата становится все более заметным. У него возникает ощущение, что инструмент вышел из-под контроля. А кто они — «глупцы» или «заговорщики»? Как узнать? Повторяю, это проверка альтернативной интерпретации, но и она приводит нас к тому же результату: в первой половине 1938 года аппарат НКВД вышел из-под контроля. Иными словами, есть именно «загадка 1938 года» (а не только «1937»).

Сталин, видимо, начинает опасаться, что чекисты выходят из-под контроля, и готовит превентивный удар. Самый сильный его противник — Фриновский — отправляется на Дальний Восток, «отражать нападение Японии». В Москву вызывается Берия, который должен ликвидировать «заговор в НКВД».

Сказанное выше не является попыткой «обелить» Сталина, переложить ответственность за гибель сотен тысяч людей на «исполнителей».

Просто надо точнее определиться, какой меркой мы пытаемся судить ту эпоху. Если мы руководствуемся нашими современными представлениями о гуманности и правосудии, то нет принципиальной разницы в том, уничтожено ли по приказу Сталина сто тысяч, пятьсот тысяч или семьсот тысяч. Это все равно страшное преступление, за которое придется отвечать. Наоборот, попытка видеть во всем только волю Сталина выгодна тем, кто хотел бы заявить, что можно просто выполнять преступный приказ. Но это публицистика. Историк же должен соотносить поступки не с нашими нынешними представлениями, а с представлениями, господствующими в том обществе, которое они изучают. Рискну высказать свое мнение по этому вопросу. Сталин не руководствовался христианской нравственностью и не судил себя с ее позиций. Всего несколько раз он прямо или косвенно признавал свои ошибки — во время коллективизации («головокружение от успехов»), в 1936 г. («на 4 года опоздали с разоблачением троцкистского заговора»), в 1945 г. («пропустили удар Гитлера в начале войны»). Главными грехами он считал глупость и трусость (слабость воли) и их не прощал себе. Но тогда как оценить ошибочные решения, принятые на основе страха? Иными словами, Сталин виновен именно по его критериям.



Но не Сталин является темой этого исследования, а руководители НКВД. Что думали они? Был ли заговор на самом деле?

Точный ответ на этот вопрос должен учитывать фактор времени? Если был, то когда именно? Можно довольно точно утверждать, что весной 1938 г. деятельность руководства НКВД вышла из-под контроля Сталина. В политических реалиях СССР 30-х гг. это означает «заговор». Были ли они ими субъективно, планировали ли какие-то шаги по смене политического режима или устранению вождя? Более того, они понимали, что если Сталин решит, что ошибался, то не простит этого никогда тем, кто его «обманул». Не простит потому, что это значит, он не проявил ума и силы воли.

Убежден, что ни Фриновский, ни Евдокимов, ни Бельский, ни Берман не стали бы ждать, как их уничтожат, вопрос заключается в другом — понимали ли они реальные намерения Хозяина? Летом 1938 г. он был полностью в их руках. «Северокавказцы» не просто контролировали ГУГБ и часть регионов страны (Дальний Восток, Иркутскую область, Красноярский край, Азербайджан, Горьковскую область и др.). «Северокавказцы» контролировали отдел охраны и спецотдел и могли ликвидировать вождя (да и других членов Политбюро) практически без труда. Они не сделали этого просто потому, что еще не поняли, что это надо сделать — «сейчас или никогда». Вероятно, именно для того, чтобы не дать им нанести удар, Сталин и отправил на Дальний Восток ключевого игрока — Михаила Петровича Фриновского. Воспользовавшись двухмесячной паузой, он вызвал из Грузии Берию. Осенью 1938 г. (после ареста Алехина) уничтожить Сталина так же легко, как раньше, было уже нельзя. На этом этапе реальные планы вождя были уже понятны чекистам, но возможности для контрудара были ограниченны: Ежов пил, а Фриновского уже не было в наркомате. Спасти их на этом этапе мог только открытый террористический акт. Конечно, ноябрьские праздники — самый удачный момент для этого. Трудно сказать, планировали ли они его реально, но хотя бы обсудить такую возможность были должны. После ареста Дагина реальных шансов на победу у чекистов уже не было.

Повлияло ли успешное разоблачение «заговора 1938 г.» на историю нашей страны в XX в.? Если бы в руководстве страны доминировало окружение Ежова и Фриновского, доминировали те люди, которые проводили антигерманскую политику в 1937–1938 гг., то заключение пакта Молотова-Риббентропа летом 1939 г. было бы затруднено (слишком много противников было бы и в Москве, и в Берлине) и, возможно, наша страна вступила бы в войну в более благоприятных условиях… С другой стороны, «переворот в НКВД», который организовал Берия, спас жизнь тысячам (десяткам тысяч?) людей в тех регионах, где в августе — сентябре 1938 года продолжались массовые операции, руководители НКВД в которых были объявлены предателями. Как взвесить это на чаше весов истории?..



Л. Наумов.
Tags: 5-я колонна, НКВД, Не могу молчать!, безродные космополиты, враг не дремлет, враги народа, вредители, гавно нации, диверсанты, идеологическое противоборство, иностранные агенты, ликвидация, личный заговор, неуставные взаимоотношения, саботажники, шпионы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments