rimmir (rimmir) wrote in cmepsh,
rimmir
rimmir
cmepsh

Category:

Турло

Оригинал взят у alwin в Турло
7.96 КБ

Станислав Степанович Турло родился в 1889 году в Виленской губернии в семье батрака. Еще в младенческом возрасте лишился отца, рано пошел работать - сначала подпаском, затем подручным слесаря и конюхом у почтового чиновника. Переехав в Ригу, стал рабочим балтийской мануфактуры. В 1905 году вступил в местную социал-демократическую организацию большевистской ориентации.

Своей партийной принадлежности никогда не менял, в одной из анкет на вопрос: "Если беспартийный, то какой партии сочувствуете?", ответил так: "всех ненавижу, кроме РКП". В этой же анкете, в графе "образование" написал: "в тюрьме и ссылке".

Тем не менее, эдаким безграмотным чекистом, каковой образ СМИ уже успели изрядно растиражировать, Станислав Турло не был. Он был замечательным самоучкой, от природы обладал прекрасной памятью и аналитическим складом ума. Классический self-made-man, как это принято сейчас говорить, посвящавший каждую свободную минуту чтению и осмыслению прочитанного.

В годы Гражданской войны последовательно занимал должности заместителя председателя Ростовского горисполкома, председателя Донской ЧК, председателя Пензенского губисполкома, инспектора Особого отдела ВЧК. В центральном аппарате неожиданно обнаружилось, что начальство Турло гораздо хуже его подковано в вопросах разведки и контрразведки, и Станиславу вновь пришлось овладевать темой самому. "На все мои приставания к этому начальнику с разными вопросами он считал нужным в большинстве случаев отмалчиваться или давал ответы, которые не удовлетворяли меня. Наконец, он открыл шкаф, где были книги разных генералов и офицеров Генерального штаба о разведке и шпионаже. С его разрешения я начал читать сочинения генерала Клембовского и других". Эти книги Турло брал с собой в многочисленные командировки и вдумчиво там штудировал, по ходу дела применяя содержащиеся в них сведения к реальной работе, благо должность инспектора ОО позволяла и даже способствовала.

По воспоминаниям Турло, проблемы с подготовкой в столь специфичной области, как контрразведка, в Особом отделе испытывали практически все сотрудники и даже начальство - вплоть до председателя Михаила Кедрова, который, по словам Турло, восхищался всеми теоретическими выводами своего подчиненного, некоторые проекты принимал, другие отрицал, однако "ни одного не провел в жизнь". Фигура Кедрова вообще довольно интересна. Он, как бы это сказать помягче, в вопросах оперативной и аналитической работы был не особо далек от нуля, Дзержинский отчаянно пытался убрать его из органов, что в итоге и произошло. С другой стороны, именно Кедрову мы обязаны одной из самых ярких фигур в отечественной разведке - именно он привлек на службу своего племянника Артура Христиановича Артузова. О Кедрове вспомнили только в андроповские времена, когда все давно забылось, и Кедров показался хорошим кандидатом в иконостас героев Гражданской. Уникальный случай, кстати: деятельность Кедрова, имевшего привычку раскатывать по фронтам в бронепоезде и полагавшегося в основном на расстрелы, возмутила даже Троцкого, и он потребовал отозвать Кедрова в Москву, угрожая в противном случае расстрелять его самостоятельно. Кедрова отозвали и сняли с поста начальника ОО, причем единогласным решением Ленина, Троцкого и Дзержинского. То есть совсем товарищ не годился на этот пост.

Как бы то ни было, Особый отдел вздохнул с облегчением, когда Кедрова сняли, и руководителем стал непосредственно Дзержинский. Но потом Феликса сменил Ягода, и опять началась конфронтация. В итоге Турло банально выжили из ОО и отправили на должность заместителя начальника особого отдела XV армии. А начальником его там оказался Ян Берзин, так что Турло наконец-то получил себе шефа, у которого было чему учиться (не считая Дзержинского и Павлуновского до того). Проработали вместе они, увы, недолго, Турло перебросили на Южфронт на должность начальника ОО 2-й Конной армии. О том, в каких условиях приходилось работать, свидетельствует фрагмент письма Станислава Степановича начальнику административно-организационного отделения ОО ВЧК Климову: "Кавалерия дает себя чувствовать каждый час и на каждом шагу. Во-первых, в кавалерии слабо развиты сознание, партийность, политическая работа. Во-вторых, очень развито партизанство снизу до верху и слишком глубоко внедрился бандитизм, с которым бороться не так легко... Много требуется труда, чтобы перевоспитать эту публику, а трудиться над этим делом некому... добровольцев, идущих в кавалерию мало и большинство из них искатели приключений и шкурники... и вот, когда из такой публики, пройдя фильтр поарма, попадают одиночки в особотдел, то прежде, чем их приучить к такту и дисциплине, понятно, приходится много воевать. Приезжает человек буквально неграмотный, когда пишет одно слово, в нем недостает двух букв"

Для того, чтобы повысить образовательный и профессиональный уровень своих сотрудников, Турло написал учебник "Красная контрразведка" - вернее, сборник лекций, который он им читал, став, таким образом, автором первого советского учебника по теме госбезопасности. Учебник сожгли как нарушающий правила конспирации, Турло объявили выговор и отправили руководить Ферганской ЧК. Там Станислав проходит буквально на волоске от смерти - секретарь тамошней ЧК, как выяснилось позже, больной психически человек, зашел в кабинет начальника и выпустил в него четыре пули из нагана. Все они попали в цель, но Турло выжил.

После лечения Турло возвращается в строй, до 1924 года работает в контрразведывательном отделении в Полномочном представительстве ГПУ по Западному краю в Смоленске - и, кстати, издает ту самую "Красную контрразведку". В августе 1924 года он увольняется из органов, оставив объяснительную записку: На ограничение моей инициативы в работе никаких фактов не имею. Мой прямой начальник, товарищ Апетер, как и все разумные администраторы, дает возможность проявлять инициативу. Однако, существующая система кустарничества, бездарности и всяческих кавалерийских набегов с бесконечной канцелярской волокитой, которая из центра давит со всей тяжестью, разрушающую все намерения, нарушающую всякую планомерность в работе, вследствие чего не может быть успешной. Лично я слишком истрепался, устал от всей этой системы ГПУ, которая меня тяготит. Пришел в органы ВЧК полон энергии и энтузиазма, а в настоящее время во мне ничего не осталось..

...

1 августа 1938 года Станислав Степанович Турло был арестован и обвинен в принадлежности к контрреволюционной организации. Основополагающим документом, на котором следователи построили обвинение, явился протокол заседания Пензенского губкома РКП(б) за сентябрь 1918 года. Из его текста ясно, что председатель губисполкома Турло не поддержал резолюцию об объявлении красного террора в связи с убийством Урицкого и покушением на Ленина.

Турло был приговорен к 8 годам ИТЛ, 27 июля 1942 года скончался в больнице Краслага НКВД - сдало здоровье, 53 года как-никак.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments