rimmir (rimmir) wrote in cmepsh,
rimmir
rimmir
cmepsh

Categories:

Неизвестная история операции "Багратион"

В мемуарах «Солдатский долг», вспоминая о подготовке операции «Багратион», К.К.Рокоссовский писал: «Партизаны получили от нас конкретные задания, где и когда ударить по коммуникациям и базам немецко – фашистских войск. Они взрывали поезда на железнодорожных магистралях Бобруйск – Осиповичи – Минск, Барановичи – Лунинец (запомните эти названия, уважаемые читатели!) и других. Все их удары наносились в тесном взаимодействии с планом и были подчинены интересам предстоящей операции».
Так писал Маршал Советского Союза, ибо тогда писать всю правду было не принято.
А начало этой неизвестной страницы операции «Багратион» положило следующее письмо командования Белорусского фронта в НКВД СССР от 24 декабря 1943 г.: «Учитывая успешную работу в тылу спецотрядов вашего наркомата, действовавших под командованием т. т.Каминского, Матвеева, Шихова и оказав
ших существенную помощь фронту в деле разрушения Унечского и Гомельского железнодорожных узлов противника, мы просим оказать дальнейшую помощь Белорусскому фронту посылкой ваших диверсионных отрядов для воздействия на перевозки и разрушения основных железнодорожных коммуникаций в тылу противника.
В интересах фронта наиболее актуальной задачей является вывод из строя железнодорожных линий противника: станций Старушки, Лунинец, Пинск, Бобруйск, Минск – Бобруйск, а также получение разведданных о мероприятиях и действиях противника на этих участках.
В связи с намеченной вами выброской спецотрядов для действий в тылу врага на участке Белорусского фронта мы просим учесть наши пожелания в этом отношении и ориентировать часть ваших отрядов в самое ближайшее время на диверсионно- разведывательную работу в районах указанных выше железнодорожных линий противника.
Ваш представитель, ознакомленный с обстановкой на фронте, доложит о существующем положении на месте. Как и прежде, нами будет оказана необходимая помощь для переброски отрядов, связи с нами и успешного выполнения поставленных им задач.
Командующий войсками Член военного совета
Белорусского фронта генерал-лейтенант
Рокоссовский Телегин
Начальник штаба фронта генерал-полковник Малинин»
Понято, что для Рокоссовского, испытавшего на себе «дружеские объятия» НКВД, необходимость обращения на Лубянку не вызывала особенно радостных эмоций. Но тем не менее превыше личных чувств и амбиций Константин Константинович ставил интересы дела, возможность сохранения солдатских жизней и скорейшего решения боевых задач.
Во исполнение просьбы командования фронта уже 3 января 1944 года в тыл противника были направлены разведывательные группы 4 Управления НКГБ СССР под командованием старших лейтенантов А.Н.Шихова, Д.П.Распопова и Д.Н.Кузнецова. Одновременно с этим задание усилить разведывательную работу было передано и другим оперативным чекистским группам, действовавшим в указанных районах.
Об этой просьбе был ориентирован и НКГБ Белоруссии, и уже 7 января Рокоссовскому было направлено следующее сообщение:
«Из тыла противника получены следующие военно-разведывательные данные:
Здания и территория Быховского аэродрома, ацетоновый завод и мосты через Днепр противником заминированы и подготовлены к взрыву... На участке фронта между Быховым и Новым Быховым действуют 640-я и 395-я пехотные дивизии противника. Кроме того, сюда подтянуты крупные силы мотопехоты и танковых частей. Командует группировкой генерал Прахель. Ранее действовавшая в этой районе 263- пехотная дивизия переброшена на Рогачев...».
Всего же на начало 1944 г. в тылу противника действовали 66 оперативных групп только НКГБ Белорусской ССР, насчитывавших 1341 бойца.
В частности, в Логошинском районе Брестской области действовала оперативная группа «Храбрецы» под руководством А.М.Рабцевича, комиссаром которой был немецкий антифашист Карл Линке.
Оперативной группой 4 Управления НКГБ СССР под руководством подполковника С.А.Ваупшасова только в апреле 1944 г. было взорвано 12 эшелонов на линии Минск – Бобруйск.
По состоянию на 1 мая в тылу германских войск действовали уже 120 опергрупп НКГБ Белоруссии, насчитывавших 1700 человек. В апреле в тыл противника были направлены 3 опергруппы в Барановичскую, Вилейскую и Минскую области.
В процессе разведывательной деятельности вскрывались и такого рода факты, о которых сообщалось в Совет народных комиссаров БССР:
«По сообщению руководителя агентурно-диверсионной группы «Храбрецы» капитана государственной безопасности т.Рабцевича, в связи с приближением линии фронта немцы принимают меры к сокрытию следов своих преступлений. В частности, в 5 километрах севернее г.Пинска у д.Галево разрываются девять массовых могил, в которых похоронено свыше 30 тыс. военнопленных и мирного населения еврейской и белорусской национальности, расстрелянных немцами в 1941 – 1942 г. г. Извлеченные из могил труппы обливаются горючим и сжигаются.»
24 мая НКГБ БССР сообщал Константину Константиновичу:
«От оперативных групп, действующих в тылу противника в Минской области, получены данные о том, что в г.Минске и его окрестностях немцы возводят оборонительные сооружения.
В районе ... идут параллельно сплошные три траншеи шириной 1 метр, глубиной 1,5 метра, одна от другой 300 метров, пересекающие Логойский тракт, Заславльское шоссе.
Вдоль траншей подготавливаются места для установки орудий. Между Слепянкой и Городским поселком установлено 12 зенитных орудий... Севернее 3-й инфекционной больницы установлено 12 зениток...».
Начиная с мая 1944 г., с момента вступления подготовки операции «Багратион» в заключительную стадию, такого рода разведывательная информация направлялась командующему 1-м Белорусским фронтом регулярно.
В июне НКГБ БССР сообщал, что 22 мая на указанных командованием фронта линиях подорвалось 4 эшелона противника.
Одновременно оперативно чекистскими группами проводилась значительная работа по разложению германских войск и националистических формирований типа «Белорусской краевой обороны», менее известной, чем ее «южная» сестра – Украинская повстанческая армия (УПА), с помощью которых оккупанты стремились создать видимость «борьбы населения» временно оккупированных территорий против «нашествия москалей».
Деятельность разведки в этом направлении была настолько эффективной, говорилось в одном из документов, что «солдаты РОА переходили к партизанам целыми подразделениями. Так, например, из восточного запасного полка РОА в г.Бобруйске оперработник НКГБ БССР Костюкович вывел к партизанам 487 солдат и офицеров».
Опергруппой «Активные» из состава так называемого «Грузинского добровольческого легиона», дислоцировавшегося в г.Борисове, было выведено к партизанам около 40 человек с оружием, после чего немцами «легион» был разоружен, а «добровольцы» возвращены в лагерь военнопленных.
23 марта 1944 г. под влиянием разведчика «Ичиана» ( уроженца Туркмении Ага Бердыева) на сторону одной из оперативных групп, действовавшей в районе г.Барановичи, перешли 49 солдат и офицеров «Ост-мусульманского полка СС», предназначенного для борьбы с партизанами.
Несколько позже Ичиану удалось склонить к переходу на сторону партизан еще более 70 военнослужащих этого полка. «В результате перехода к партизанам большой группы солдат и офицеров, – сообщало 4 Управление НКГБ БССР, – в полку началось разложение, 250 человек были направлены в концлагеря и несколько человек расстреляно за связь с партизанами».
20 июня, практически накануне начала наступательной операции «Багратион», командованию 1-го Белорусского фронта были переданы дополнительные разведданные о количестве самолетов на Лидском аэродроме, воинских эшелонах на линии Барановичи – Минск.
Разведдонесения НКГБ продолжали поступать командованию войск и непосредственно в ходе начавшейся операции по освобождению Белоруссии.
Вот как была отмечена деятельность одного из руководителей спецгруппы НКГБ Алексея Никитовича Шихова:
«В дни Великой Отечественной войны Шихов А.Н. 17 ноября 1941 г. добровольно вступил в войска особой группы НКВД СССР (впоследствии реорганизованной в 4 Управление НКВД – НКГБ. – О.Х.).
В составе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР, а затем отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР участвовал в Действующей армии с 10 октября 1941 г. в обороне г.Москвы. Командуя отделением, а затем взводом, т.Шихов нередко под огнем противника проводил минирование шоссейной дороги Дмитров – Москва и зоны канала Волга-Москва, а также сооружение заграждений на ближних и дальних подступах к столице.
В 1943 г. Шихов, командуя спецотрадом, действовавшим с 29 мая по 25 сентября 1943 г. в тылу врага на направлении Центрального фронта в Гомельском районе БССР, проявил себя умелым, мужественным и бесстрашным командиром. За это время диверсионные группы отряда под его руководством подорвали на железнодорожных линиях Гомель – Макошино и Гомель – Брянск 13 воинских эшелонов с живой силой, боеприпасами, продовольствием и военной техникой противника. При этом было уничтожено и повреждено 13 паровозов и 173 вагона...
Отряд потерял из своего состава 7 человек убитыми.
В результате успешных диверсионных действий на коммуникациях противника в районе Гомельского железнодорожного узла движение воинских эшелонов в сторону фронта на линиях Гомель – Брянск и Гомель – Макошино было нарушено в течение трех с половиной месяцев.
Будучи вторично послан в тыл врага на направление 1-го Белорусского фронта в Полесскую и Барановичскую области БССР, т.Шихов, командуя спецотрядом, за время с 17 января по 1 июля 1944 г. со своими диверсионными группами подорвал на железнодорожных линиях Минск – Барановичи и Барановичи – Лунинец 42 воинских эшелона с живой силой, боевой техникой, продовольствием и горючим и один бронепоезд противника.
За это же время отряд выдержал 11 боевых столкновений с противником, уничтожив в боях 74 солдата и офицера противника и потеряв со своей стороны только 2 человека.
Кроме того, отрядом т.Шихова проведена большая разведывательная работа по установлению численности, концентрации, оснащения и передвижений войск противника и передаче этих данных в центр и командованию 1-го Белорусского фронта.
За отличные боевые действия на фронте и в тылу врага и проявленные при этом доблесть, мужество и геройство достоин представления к званию Героя Советского Союза.
Командир отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР полковник Орлов М.Ф.
Заключение вышестоящих начальников:
Ходатайствую о присвоении т.Шихову А.И. звания Героя Советского Союза.
Начальник Четвертого управления НКГБ СССР генерал-лейтенант П.А.Судоплатов».
Звание Героя Советского Союза Алексею Никитовичу было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г.
Этим же Указом звание Героев Советского Союза было присвоено еще 6 командирам оперативно-разведывательных групп 4 Управления НКГБ, в том числе и действовавшим в полосе наступления 1-го Белорусского фронта Станиславу Алексеевичу Ваупшасову и Евгению Ивановичу Мирковскому.
Послесловие
Спецсообщение НКГБ СССР от 25 октября 1944 г.(передано шифрограммой):
«Командующему войсками 1-го Белорусского фронта
Маршалу Советского Союза К.К.Рокоссовскому
В соответствии с Вашей просьбой нами сформированы и направляются в тыл противника в указанные Вами районы оперативные группы под командованием майора госбезопасности Викторова, ст. лейтенанта Шихова, гвардии ст.лейтенанта Семченка общим количеством 115 человек. Одновременно даны указания об усилении диверсионно-разведывательной работы оперативным группам НКГБ Украинской ССР, действующим на территории Польши в указанных Вами районах...»
Война продолжала катиться на Запад...
Еще одной неизвестной героической страницей истории органов госбезопасности СССР является участие оперативно-чекистских групп в освобождении захваченных нацистами государств Восточной Европы.
Об этой стороне зафронтовой работы 4-го управления НКГБ расскажем на примере участия чекистов в Словацком национальном восстании.
Начавшееся 29 августа 1944 г. Словацкое национальное восстание по праву является одной из ярких страниц в истории борьбы народов Европы против гитлеровской оккупации. Несмотря на наличие ряда весьма обстоятельных источников, включая мемуары Густава Гусака «Свидетельство о Словацком национальном восстании» (М., 1965 г.) и генерал-майора А.Н.Асмолова «Фронт в тылу вермахта» (М., 1983 г.), многие страницы этой героической эпопеи остаются по-прежнему неизвестными широкой читательской аудитории.
Мы расскажем лишь о некоторых эпизодах этой борьбы сухим языком официальных документов.
4 августа 1944 г. 4 Управление НКГБ СССР сообщало в ГКО:
«Руководитель оперативной группы майор госбезопасности Карасев доносит, что опергруппа в районе юго-западнее г.Санок перешла чехословацкую границу и, продвигаясь в глубь Словакии, была встречена командованием словацких частей, занимающих оборону вдоль границы.
По сообщению Карасева, личный состав словацкой армии настроен против немцев и готов действовать совместно с Красной Армией.
Командование словацких частей, проявляя интерес к оперативной группе, стремится выяснить, является ли опергруппа передовой частью прорыва Красной Армии в Словакии и располагает ли она достаточной силой для того, чтобы совместно со словацкой армией занять территорию Словакии.
Словацкая армия, по заявлению ее офицеров, вопреки всем приказам немецкого командования не окажет сопротивления Красной Армии и присоединится в ходе военных операций к ней.
Карасев просит указаний о том, как действовать ему на территории Словакии».
10 августа НКГБ СССР докладывал в ГКО: «...Руководитель оперативной группы, действующей в Словакии в районе г.Прешов, майор государственной безопасности Карасев в ночь на 7 августа лично встретился с командиром 1-й дивизии словацкой армии полковником Маркусом, являющимся уполномоченным генерала Малара... Полковник Маркус сообщал, что весь личный состав 1-й и 2-й словацких дивизий будет содействовать Красной Армии в момент перехода границы, а затем присоединится к ней для совместной борьбы против немцев и мадьяр... Маркус заявил также Карасеву, что все минные заграждения и танковые препятствия будут устранены в момент подхода Красной Армии к границам Словакии, а передовым частям Красной Армии могут быть приданы словацкие офицеры связи».
К середине августа 1944 г. на территории Словакии помимо оперативных групп 4 Управления НКГБ СССР действовал также ряд разведывательных групп I Украинского фронта и Украинского штаба партизанского движения (УШПД).
15 августа Первый секретарь ЦК КП(б)У Н.С.Хрущев сообщал в ГКО о сведениях, полученных от А.П.Величко, заброшенного с группой из 11 человек 26 июля по линии Украинского штаба партизанского движения: «Имеется возможность высадки больших десантов. Словацкие войска готовы перейти на сторону Красной Армии. Народная организация Словакии имеет свою армию. Центр находится в Банска- Бистрица. С представителями организации мы связались...»
Далее сообщалось: «За последние дни Украинский штаб выбросил в Чехословакию (точнее, на территорию Словакии. – О.Х.) на базу Величко 4 новых организаторских отряда, вооружение, боеприпасы и продовольствие».
Осведомленное о неблагонадежности словацкой армии и о сильных антигерманских настроениях населения, немецкое командование 29 августа начинает оккупацию Словакии, на что словацкий народ ответил началом вооруженной борьбы против ненавистного режима Тисо. До этого, в марте 1944 г., нацисты оккупировали Венгрию, ранее также считавшуюся «независимым» союзником Германии.
Немецкое командование предприняло попытку разоружить 1-ю и 2-ю словацкие дивизии, прикрывавшие восточные границы страны, что сопровождалось вооруженным сопротивлением словацкой армии.
11 сентября верховную власть на освобожденной от оккупантов территории взял на себя Словацкий национальный совет (СНС), в состав которого наряду с коммунистами входили представители и других демократических партий страны. Были образованы Комитет обороны Словакии и Главный штаб партизанского движения во главе с Карлом Шмидке, первым заместителем которого в конце сентябре стал представитель УШПД полковник Алексей Никитич Асмолов.
В рядах словацких партизан сражались около 3 тысяч советских граждан, а также французские, польские, болгарские, румынские, венгерские, югославские и немецкие антифашисты.
12 сентября 1944г. НКГБ СССР сообщал: «Действующие на территории Словакии оперативные группы подполковника госбезопасности Прокопюка и майоров госбезопасности Карасева и Коваленко в связи с оккупацией немцами Словакии приступили к созданию партизанских отрядов и боевых групп из числа солдат и офицеров словацкой армии, не желающих сотрудничать с немцами».
Карасевым в районе г.Прешов было создано 20 боевых групп во главе с выделенными им командирами, имевшими опыт боевой деятельности в тылу врага.
Прокопюком и Коваленко было сформировано соединение из 3 отрядов и артиллерийского дивизиона общей численностью более 270 человек.
В письме в ЦК КП(б) Украины генеральный секретарь Компартии Чехословакии Клемент Готвальд 18 сентября 1944 г. писал: «Установлено, что партизанские отряды, во главе которых стоят такие опытные советские командиры, как Величко, Егоров, Волянский, в первые дни боев несли главную тяжесть обороны на всех участках борьбы против наступающих немецких захватчиков.
Без них словацкие части, не имеющие боевого опыта, не смогли бы устоять перед кадровыми немецкими частями, поддерживаемыми танками, тяжелой артиллерией и авиацией.
Большую роль играли и партизанские соединения (командиры Шукаев, Якубов и др.) в Восточной Словакии, которым удалось собрать тысячи словацких солдат, разошедшихся из своих частей вследствие натиска наступавших немцев, и включить их в организованную антифашистскую борьбу бок о бок с партизанами.
Эти большие результаты вашей помощи войдут в историю борьбы за освобождение Чехословакии.
Убедительно прошу вас оказывать помощь и на дальнейшем этапе нашей народно-освободительной борьбы, при организации центра и руководства партизанского движения на освобожденной территории Словакии. Прошу оказать помощь кадрами (несколько штабных работников в качестве советников, опытных партизанских командиров и радистов) и оружием».
Посильная помощь словацкому народу – она была ограничена, в частности, и в связи с потерей в начале октября партизанского аэродрома «Три дуба» в районе Банска-Бистрицы – была оказана. Но силы были слишком неравными.
Вот что докладывал НКГБ СССР в ГКО о деятельности оперативной группы Виктора Александровича Карасева 5 октября:
«На территории Словакии, в районе Прешов – Бардева, с 4 августа сего года действует оперативная группа НКГБ СССР под командованием майора государственной безопасности т.Карасева.
Майор госбезопасности Карасев В.А., 1918 года рождения, кандидат в члены ВКП(б), в органах НКВД с 1935 г., возглавляет оперативную группу численностью в 300 человек, находящуюся в тылу противника с января 1943 г.
В первые дни пребывания в Словакии местное население, опасаясь провокации со стороны немцев, относилось с подозрением к бойцам оперативной группы, но через несколько дней, когда жители убедились, что имеют дело с советскими людьми, отношение к опергруппе резко изменилось. Местное население стало оказывать помощь оперативной группе продуктами и одеждой, и вскоре к т.Карасеву начали прибывать словаки с просьбой принять их в оперативную группу.
Обосновавшись в лесном массиве в районе м. Криже (12 км юго-западнее г.Бардева), оперативная группа пополнилась за счет местного населения и приступила к диверсионной работе на коммуникациях противника.
С 13 по 29 августа, то есть до момента начала оккупации Словакии немецкими войсками, оперативная группа провела ряд диверсионных актов на железных и шоссейных дорогах. За этот период было взорвано 2 железнодорожных и 2 шоссейных моста, подорвана одна автомашина с немцами и взорвана железнодорожная станция Маргецаны (20 км юго-западнее г.Прешов). Взрывом на станции были уничтожены входные и выходные стрелки, водонапорная башня, поворотный круг, блокировочная установка, 5 паровозов и сожжены 2 эшелона.
30 августа, в связи с оккупацией Словакии немецкими войсками, т.Карасеву было дано указание об усилении диверсионной деятельности и привлечении к этой работе солдат и офицеров словацкой армии.
В течение 1 – 2 сентября немцы заняли города Прешов, Бардева и другие населенные пункты Словакии, разоружая при этом словацкие гарнизоны. В отдельных случаях разоружение сопровождалось расстрелами словацких офицеров и мирных жителей.
Словацкая армия, в особенности офицерский состав, была деморализована и оказалась не в состоянии вести какую-либо борьбу против немцев. Солдаты и офицеры разбегались и уходили в леса. Из числа бежавших разрозненных групп словацких солдат и офицеров оперативной группой т.Карасева в течение 2 дней было сформировано 20 боевых отрядов по 100 человек в каждом. Сформированные отряды под руководством опергруппы постепенно втягиваются в диверсионную работу против немцев.
За период с 3 по 15 сентября опергруппой совместно со словацкими отрядами подорвано 25 автомашин, один автобус, 3 бронемашины, 6 танков, в том числе один типа «Тигр», сбит и уничтожен вместе с экипажем из 5 человек самолет «Фокке-Вульф», убито и ранено свыше 270 немецких солдат и офицеров.
Кроме того, оперативной группой взорвано и сожжено 9 железнодорожных и шоссейных мостов, в результате чего были парализованы главные коммуникационные линии противника Прешов – Бардева – Дукля и Прешов – Краков.
4 сентября сего года группой майора словацкой армии Васатки совместно с отделением оперативной группы в бою с противником уничтожено 14 автомашин и один автобус. Убито и ранено до 100 немцев. Майор Васатка погиб в этом бою.
5 сентября оперативная группа совместно с отрядом словаков вела бой против немцев в районе западнее и юго-западнее Бардева. Немцы в этом бою применили тяжелую артиллерию и бросили в бой 2 танка типа «Тигр», более 10 бронемашин и горно-стрелковые подразделения.
Бой продолжался в течение всего дня, и, несмотря на превосходящие силы противника, оперативной группе удалось удержать свою базу и нанести немцам значительные потери в живой силе и технике. В этом бою было сожжено 7 немецких автомашин с боеприпасами, подорван один танк типа «Тигр» и одна бронемашина, убито и ранено до 80 немецких солдат и офицеров.
В ночь с 6 на 7 сентября оперативная группа вела бои с противником при переходе железной дороги Прешов – Краков в 35 км северо-западнее г.Прешов. В результате боя противник был рассеян и в панике бежал, побросав вооружение и снаряжение. В бою было убито и ранено до 15 солдат противника.
15 сентября оперативная группа, организовав охрану железнодорожной магистрали и патрулирование вдоль полотна железной дороги, совершила погрузку в эшелон и 16 сентября выгрузилась в районе г. Банска-Быстрица, где продолжает вести бои с немцами».
Однако главные битвы Словацкого национального восстания были еще впереди.
© Copyright: Дневник Литератора, 2007. Свидетельство о публикации №207052300257
<b>
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments