rimmir (rimmir) wrote in cmepsh,
rimmir
rimmir
cmepsh

«ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» ЗАПАДА ПРОТИВ РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА

16 марта в Центральном доме журналистов в Москве прошло очередное, уже 25 по счету, заседание исторического клуба «Мое Отечество». Его тема - «Холодные войны против России в XIX - XXI веках».

    Оговоримся сразу, что на Западе Советский Союз после окончания Второй мировой войны воспринимался именно как «большая Россия», наследник существовавшей на территории Евразии до 1917 г. империи. И поэтому термин «Russia» (Россия) встречается в статьях в СМИ и выступлениях разного рода политиков и государственных деятелей стран Запада не реже, чем «USSR» (СССР, Советский Союз). Вот каковым же было отношение стран Запада к наследнику бывшей Российской империи?

В нашей стране, традиционно, начало «холодной войны» против СССР датируется частной речью отставного британского премьера Черчилля в университете американского Фултона 5 марта 1946 г. Однако на медали «За победу в холодной войне» ее началом называется… 2 сентября 1945 г., дата окончания войны на Тихоокеанском театре военных действий!

В этой связи представляется необходимым попытаться объективно взглянуть как на саму историю «холодной войны», так и на стратегические установки руководства США в отношении нашей страны.

В опубликованной в июле 1947 г. в журнале «Foreign Affairs» статье «Истоки советского поведения», не скрывалось, что «США продолжают рассматривать Советский Союз не как партнера, а как оппонента на политической сцене». При этом прямо указывалось, что целью »политики сдерживания» является «своими действиями повлиять на развитие внутренних отношений как в пределах России, так и во всем международном коммунистическом движении…». А промежуточными задачами государства, за два года до этого подписавшего Устав Организации Объединенных Наций, объявлялось «создать значительную помеху для советской политики, заставить Кремль работать с большей осторожностью и умеренностью и таким образом положить основу тенденциям, которые должны в конечном счете привести либо к падению, либо к постепенному ослаблению советской власти»[1], то есть, государственного строя в нашей стране. Разумеется, что подобные планы отнюдь не являлись секретом для руководства СССР.

Через несколько месяцев после создания Центрального разведывательного управления США, директивой президента Г. Трумэна 4/A от 14 декабря 1947 г. на ЦРУ было возложено ведение «психологической войны» против СССР в мирное время.

В «Прогнозе возможного развития политической обстановки в мире до 1957 г.», разработанном Объединенным комитетом стратегического планирования США (11 декабря 1947 г.), определяющим фактором мирового развития назывался «идеологический конфликт и столкновение интересов между советским блоком и западными державами», поскольку «никакая другая система ценностей так не противоречит нашей, не является столь непоколебимой в своей цели» [2].

В Директиве Совета национальной безопасности (СНБ) № 20/1 от 18 августа 1948 г. «Цели США в отношении России» - что называется, «оговорка по Фрейду»!, - они формулировались предельно четко: «в отношении России перед нами стоят только две задачи:

а. Ослабить мощь и влияние Москвы до таких пределов, когда она уже не будет представлять угрозу миру и стабильности международного сообщества.

б. Внести фундаментальное изменение в теорию и практику международных взаимоотношений, которых придерживается находящееся у власти в России правительство».

Причем первая из названных задач «может преследоваться не только в случае войны, но и в мирное время и может быть достигнута мирными средствами». Но, в тоже время, не скрывалось, что «можно сказать, нашей первоочередной задачей мирного времени является планомерное ослабление влияния и мощи России при балансировании на грани войны, а также преобразование нынешних сателлитов России в независимые государства, самостоятельно действующие на международной арене…».

К названным «мирным средствам» достижения геополитических целей относится и проведение Центральным разведывательным управлением США тайных операций (ТО), право на осуществление которых ему было предоставлено Директивой СНБ № 10/2 от 18 июня 1948 г. «Об отделе специальных проектов ЦРУ». При этом под «тайными операциями» понимались «все действия, которые проводятся или организуются нашим правительством против враждебных иностранных государств или групп или в поддержку дружественных иностранных государств или групп, но которые планируются и проводятся так, чтобы какая-либо ответственность за них правительства США не была очевидна для неуполномоченных лиц, а в случае раскрытия правительство США могло бы правдоподобно отказаться от какой-либо ответственности за них…».

В директиве СНБ «Задачи по сдерживанию угроз безопасности, исходящих от СССР» № 20/4 от 23 ноября 1948 г. указывалось: «основной угрозой безопасности США в обозримом будущем будут военные планы СССР и его военная мощь, а также сама сущность коммунистической системы».

Данная директива СНБ США столь же прямолинейно прямолинейно декларировала: «мы должны стремиться достичь наших основных целей, не прибегая к войне, путем реализации следующих задач:

а. Способствовать постепенному ослаблению советского могущества – от нынешних границ до исконно русских территорий, а также превращению сателлитов СССР в независимые государства.

б. Способствовать развитию в умах советских людей настроений, которые могут помочь изменить нынешний политический курс СССР и позволить возродить независимость народов, готовых к ней и способных поддерживать ее...

г. Создавать ситуации, которые заставят правительство СССР признать практическую нецелесообразность действий, основанных на нынешних концепциях, а также необходимость действовать в соответствии с принципами международного права…».

В качестве способа «ослабление потенциала СССР» предлагалось инициировать «усиление внутренних противоречий в СССР и разногласий между СССР и его союзниками»!

Авторов указанной директивы при этом не смущало, что именно перечисленные выше задачи «политики в отношении Москвы» и являлись самыми убедительными и наглядными нарушениями «принципов международного права», в чем ими обвинялся Советский Союз! [3].

Следует также подчеркнуть, что в американских концептуальных документах, наряду с понятием «психологической войны», как синонимичные ему, использовались также термины и понятия «идеологическая война» («Помощь другим странам с точки зрения национальной безопасности», документ Комитета начальников штабов № 1769/1 от 29 апреля 1947 г.), «политическая война» («Цели США в отношении России», директива СНБ 20/1 от 18 августа 1948 г.), «экономическая война» («Задачи по сдерживанию угроз безопасности, исходящих от СССР», директива СНБ № 20/4 от 23 ноября 1948 г.), «идеологический фронт», «идеологическое наступление» («Политика США в отношении советских сателлитов в Восточной Европе», директива СНБ № 58 от 14 сентября 1949 г.) [4].
Далее см.:  http://chekist.ru/article/5006


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments