nik_ej (nik_ej) wrote in cmepsh,
nik_ej
nik_ej
cmepsh

ЦРУ о Советской Белоруссии

Оригинал взят у beria_lavr в ЦРУ о Советской Белоруссии


Какое довольствие получал шпион, отправлявшийся на задание в БССР, кто пытался убить Хрущева в Минске, почему ЦРУ свернуло шпионский проект по Беларуси. Об этом и не только в материале по документам Центрального разведывательного управления США.

ЦРУ усомнилось в существовании белорусов
Как можно узнать из доступных на сайте ЦРУ документов, американская разведка сомневалась в целесообразности работы с белорусами.

Активная фаза AEQUOR PP Project — шпионского проекта, направленного на БССР, длилась три года, с 1950 по 1953. После чего проект постенно сходил на нет, не давая "каких-либо впечатляющих оперативных результатов". Что было вызвано недофинансированием и отсутствием большого интереса к нему.

Они сомневаются в существовании белорусов

Об этом в 1959 году в докладной записке начальству писал офицер разведки Питер Капуста (Peter Kapusta), объясняя причины охлаждения к проекту и приводя аргументы в пользу его активации.

"Несмотря на то, что белорусы признаны отдельной нацией советским правительством и ООН, в советском отделе ЦРУ все еще присутствуют необоснованные сомнения относительно идентичности белорусов как отдельной этнической группы. Руководство отдела не уверено, не русифицированы ли белорусы настолько, что уже не ощущают себя отличными от русских. Даже оперативные сотрудники резидентуры, признающие, что толика национального чувства у белорусов все-таки есть, сомневаются в значимости белорусского национализма", — сообщает Питер Капуста.

Офицер нарекает на отсутствие знаний предмета у офицеров ЦРУ, вызванного тем, что в США нигде не изучается история Беларуси.

Сам он приводит аргументы, призванные развеять сомнения в значимости работы с Беларусью.

"Существование националистических настроений в Беларуси ежедневно упоминается в советской белорусской прессе, которая, к сожалению, не изучается ни ЦРУ, ни Госдепартаментом. Кроме того, важно отметить, что советские власти выпускают около 80 ежедневных, еженедельных и ежемесячных изданий на белорусском языке. Вдобавок многотысячными тиражами печаются книги на белорусском языке, современные и переводы классики, чтобы удовлетворить существующую потребность и задобрить третью по величине национально-языковую группу в СССР", — продолжает офицер.

По мнению сотрудника ЦРУ, национальное чувство белорусов играет большую роль, учитывая стратегическое положение республики. Он также считает, что отсутствие такого чувства было бы чем-то "ненормальным".

"Учитывая, что от 8 до 10 миллионов человек, проживающих на одной территории, в основном сельской, говорят на одном языке и имеют тесн исторические связи со свободолюбивыми поляками и литовцами, отсутствие у них национального чувства было бы ненормальным.

Необходимо помнить, что дважды в течение двадцатого столетия национальные восстания белорусов играли неожиданно значимую роль: во время Первой мировой, когда белорусы сформировали независимое государство и стали силой, с которой вынуждены были считаться Советы; во время Второй мировой, когда они же создали около шестидесяти анти-советских групп, оказавших сопротивление Красной Армии.

После войны партизанское сопротивление советскому режиму продолжалось до конца сороковых - начала пятидесятых годов. О значении, которое Москва придает белорусскому национализму, можно судить по тому, сколько времени и места отводят советская пресса и радио этой теме", — пишет Питер Капуста.

Офицер нарекает на то, что аналогичные балтийские проекты получают финансирование в размере миллиона долларов, хотя в трех балтийских странах население вдвое меньше, чем в одной Беларуси, а "национальные устремления" белорусов ничем не отличаются от балтийских соседей. Невнимание к белорусам офицер объясняет тем, что американцы знают об их стране намного меньше, чем о странах Балтии. И считает, что дефицит сведений о Беларуси следует восполнять.

Остальная часть докладной записки посвящена деятельности правительства БНР в изгнании.

Судя по резолюции, написанной на обложке папки, записка произвела впечатление на начальство.
Фрагмент обложки. "Отличный документ! Хорошая мысль"


Шпионский набор: сигареты, виски, сало


В 1951 году на территории БССР еще действовали антисоветские партизаны. По крайней мере, ЦРУ снаряжало шпиона, названного в документе кодовым именем Camposanto 1, который должен был войти с ними в контакт в Молодеченском районе и "создать опорные базы для будущих операций".

А в случае невозможности войти в контакт с партизанами, закрепиться там самому и поставлять нужную информацию. Поскольку местность покрыта лесами и болотами, сказано в документе, ему не составит труда скрываться там "бесконечно". Получая помощь от родственников, друзей или "от тех, кого он сможет подкупить подарками вроде наручных часов".

В документе говорится, что поскольку этот человек "мотивирован идеологическими причинами", он не просит какой-либо платы, кроме покрытия расходов на проживание.

Там же есть просьба снабдить его следующим набором:


Блок сигарет в неделю, бутылка виски на каждые две недели, фунт (400 гр) кофе на неделю, полфунта чая на неделю, полфунта какао на неделю, кусок туалетного мыла на каждые две недели, кусок хозяйственного мыла, упаковку мыльных хлопьев на каждые две недели, фунт сала на каждые две недели, бритвенные лезвия, крем для бритья и зубную пасту сколько понадобится.

Кстати, в документе за 1953 год упоминаются уже Camposanto 8 и Camposanto 9.

Которым адресовано такое письмо:

"Мы часто думаем о вас. Знаем, что вам приходится работать в очень сложных условиях. Но эта работа чрезвычайно важна, поскольку она помогает не только вашему народу, но и всему человечеству. Вы находитесь в авангарде борьбы против нашего общего врага. Без вашей подготовительной работы победа над ним едва ли будет возможной".

В этом же письме их просят сообщить, знают ли они, что случилось с Михаилом Витушко.

Напомним, о дате смерти Михаила Витушко до сих пор идут споры. По одним данным, он погиб в бою с отрядом НКВД в 1945 году, по другим — дожил до 2006 года.

В целом же в планах ЦРУ было создать дугу сопротивления, связав украинских, белорусских и литовских антисоветских партизан, как говорится в другом документе.


Покушался на Хрущева. В отместку убили жену и двоих детей


В доступных документах, к сожалению, не удалось найти какой-либо информации, связанной со смертью Машерова. Вероятно, она до сих пор остается засекреченной.

Зато нашлась информация о неизвестной странице истории Минска — о покушении на Никиту Хрущева во время его визита в столицу Беларуси в 1962 году. Правда, это информация на уровне слухов, но она получена от разных источников и упоминается в нескольких местах.

В одном из документов говорится, что во время визита в Минск Хрущева пытался убить некий человек по фамилии Савченко. Информация исходила от американского гражданина родом из Еревана, который путешествовал по СССР в течение нескольких недель в 1963 году и слышал о покушении.

По всей видимости, слух имел широкое распространение. В другом документе сообщается, что о покушении рассказывает украинка из Киева, которая переехала в США к сыну.

"Когда Хрущев был в Минске, по своему обыкновению он начал здороваться с людьми, собравшимися на него посмотреть, и жать им руки. Пожимая руки, он спрашивал: "Ну, как вам живется?" Кто-то из толпы закричал: "Ужасно! Масла нет". За ним закричали и другие: "Нет молока! Нет мяса!" и т.д. Хрущев очень разозлися, повернулся к одному из белорусских министров, который его сопровождал, ткнул в него пальцем и сказал: "Почему вы мне не доложили? Это ваша вина!" Сорвал медаль у него с пиджака, бросил на землю и потоптался по ней. Министр побелел, достал пистолет, выстрелил в Хрущева, ранив его в руку, а потом застрелился сам...", — рассказала женщина.

Еще одна украинка, из Тернополя, также рассказала о покушении на Хрущева в Минске.

"По слухам, какой-то министр в Минске пытался убить Хрущева. Ему пришлось даже некоторые время провести в госпитале. Нападавший застрелился, а КГБ в тот же день убил его жену и двоих детей", — говорится в документе.


Минские таксисты протестовали, когда это еще не было мейнстримом


В документе об акциях протеста в СССР с 1970 по 1982 год упоминаются минские таксисты.

Когда в 1978 году тарифы на проезд в такси поднялись вдвое, говорится в документе ЦРУ, в Минске вышли на протест таксисты. Опасаясь, что повышение тарифов приведет к уменьшению их выручки, несколько сотен водителей подъехали к зданию ЦК КПБ (нынешняя резиденция президента) и стали возмущенно сигналить.

Как сообщается, организаторы акции были арестованы.

Всего, по информации ЦРУ, с 1970 по 1982 годы в Беларуси произошло пять протестных выступлений в двух городах (Минске и Гродно).

Для сравнения: в Латвии — 11 в 4 городах, в Литве — 16 в 6, в Эстонии — 38 в 14, в Украине — 39 в 14, в России — 107 в 38.


Фотографировать в Минске всегда было опасно


Американский гражданин, выходец из Новогрудка, приехал с женой в БССР в 1959 году, чтобы повидаться с родственниками и собрать материал для лекции. К родственникам его не пустили, а из-за сделанной в Минске фотографии чуть не отправили на тот свет.

Об этом говорится в докладе ЦРУ.

"Господин Рогов в московском офисе Интуриста сказал мне, что я без проблем смогу съездить в Новогрудок, все будет организовано. Но в Минске, похоже, не слышали ни про меня, ни про господина Рогова. Мне сказали, что я не смогу попасть в Новогрудок из-за состоянии дорог и отсутствия подходящего транспорта. Я слышал "приходите завтра" все пять дней, которые провел в Минске. Пытался писать родственникам телеграмы, по рублю каждая, но ответа не получил. Сомневаюсь, что они вообще были отправлены", — рассказывает турист.

Пара гуляла по Минску, рассматривала достопримечательности, которых "было не очень много", хотела посетить фабрики, но слышала в ответ, что сегодня выходной или еще какую-нибудь отговорку. А потом они захотели совершить страшное — сделать фото.

"Мне захотелось сфотографировать старое здание в районе вокзала, чтобы показать его в Америке дяде, который здесь когда-то жил. Тут же выскочил какой-то человек, который стал громко кричать, что мы шпионы. Нас задержали и отвели в полицию, где мы прождали допроса два часа. Потом от нас потребовали отдать пленку", — говорится о 1959 годе, а такое впечатление, что читаешь новость сегодняшнего дня.

После этого, рассказывает турист, за ними было установлено наблюдение.

В ресторане отеля он пообщался с приятным администратором зала, рассказал ему об аресте. А потом советские знакомые за их столиком рассказали, что это глава белорусского КГБ, который в летний сезон держит туристов под личным контролем.

"После одного из обедов моя жена почувствовала себя ужасно плохо и побежала в наш номер. Вскоре мне тоже стало плохо, сильно болело в груди. Я бросился в туалет, меня тошнило. Позже мне рассказали, что это обычная практика советских спецслужб по отношению к иностранцам, которые неправильно себя ведут", — рассказал турист.


Русcкий шовинизм? Не, не слышали


Интерес также представляют донесения агентов, сделанные по результатам встреч с белорусами, находящимися за границей.

Приведем пример двух таких донесений — о встрече с Александром Ситниковым, вторым секретарем представительства БССР при ООН, и Александром Ивко, выпускником-химиком из Минска, приехавшем получать магистерскую степень в Торонто по студенческому обмену. Первая происходила в 1959 году, вторая — в 1965.

Во время обеих встреч речь заходила о национальном вопросе.

"В бродвейском ресторане мы выпили по шесть или больше рюмок, говорили о политике... Когда я поднял вопрос национальной проблемы в СССР и сказал, что он не белорус, Ситников возразил, что он белорус, его настоящая фамилия Ситник, но советские чиновники, воспитанные в России, изменили ее на Ситников. Поэтому он знать ничего не знает о белорусском национализме и вообще должен быть верен советской власти за то, что она дала ему образование", — говорится в донесении за апрель.

А в донесении за май агент сообщает, что Ситник(-ов) его удивляет.

"Многие факты говорят о том, что он сотрудник спецслужб, но когда он выпьет, то начинает говорить совсем другим языком. Это меня озадачивает. Начинает расхваливать речи сенаторов и конгрессменов, книги Цвикевича и Адамовича (белорусские деятели, связанные с БНР — прим. авт.), спрашивает, почему перестала выходить газета "Беларус" и многое другое", — говорится в донесении.

Студент из Минска Александр Ивко сказал в разговоре, что русский должен стать государственным языком.

"Когда я спросил, на каком языке преподают в белорусских школах, он ответил, что в основном на русском, потому что этот язык объединяет людей разных национальностей в СССР. Когда я поинтересовался, не является ли это проявлением великорусского шовинизма, он сказал, что в СССР все равны и никакого шовинизма нет. А почему все народы в СССР должны прославлять "великий русский народ", а про "великий белорусский народ" или "великий украинский народ" ничего не говорится? Ивко ответил, что русский народ действительно великий и его нужно прославлять. Получается, что в СССР все народы равны, а русские равнее других? Ивко на это промолчал. На замечание, что все не-русские народы в СССР должны фактически перенять русскую культуру и традиции, а также перейти на русский, Ивко сказал, что было бы неплохо, если бы русский стал государственным языком в СССР", — сообщает агент, добавляя, что смотрел на Ивко и удивлялся...

Дмитрий Галко

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments