beria_lavr (beria_lavr) wrote in cmepsh,
beria_lavr
beria_lavr
cmepsh

Змагар-историк учит, как правильно трактовать историю

Оригинал взят у SergBrNord в Змагар-историк учит, как правильно трактовать историю

"Каждый раз восстания поднимали читатели". Федута рассказал о Муравьеве-Вешателе.




Поцыент. Какая отвратительная рожа!

[Правдивая правда правдоруба]

Литературный клуб GRAPHO организовал очередную лекцию в рамках проекта «Беларусь мультикультурная». На ней публицист Александр Федута рассказал о Михаиле Муравьеве и попытках современных российских историков исказить и героизировать его личность.









Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Граф Михаил Муравьев — военный и государственный деятель. Служил вице-губернатором Витебской губернии, губернатором Могилевской и Гродненской губерний. Также был назначен на должность генерал-губернатора Северо-Западного края (название Беларуси при Российской империи) во время подавления национально-освободительного движения под предводительством Константина Калиновского. Более сотни повстанцев были казнены и несколько тысяч сосланы в Сибирь по его указанию.




Лекция прошла в галерее TUT.BY и была названа «Знаете, каким он парнем был? К 150-летию со дня смерти Михаила Муравьева-Вешателя». Федута подробно рассказал о биографии российского политика и пригласил приобрести книгу «Заметки об управлении Северо-Западным краем и подавлении в нем бунта», которая выйдет в ближайшие дни.

— Старшее поколение первую строчку названия лекции узнает — это одна из самых знаменитых песенных цитат 1970-х годов, Александры Пахмутовой, — объяснил Федута и пошутил. — После того, как эта строчка появилась в обозначении лекции, я думал, что меня кто-нибудь поймает в Минске и побьет.

О декабристском прошлом и перерождении в палача

Лекцию Федута начал с биографии Муравьева. Он отметил, что тот был представителем дворянского рода «с хорошей историей». В семье было пятеро сыновей, четверо из которых вошли в историю России. Михаил был способным юношей, это признают современники. Он рано поступил в университет, в 15 лет. В 1812 году пошел по стопам отца — стал военным. Спустя два года подал прошение об отставке, но ее не приняли, ушел из войск он только в 1820 году.

— К этому периоду относится малоизвестная страница из его биографии — он становится членом тайных обществ Союза спасения (первая декабристская организация. — TUT.BY) и позже Союза благоденствия, — сказал Федута. — Он не просто становится их активным участником, он — один из авторов уставных документов.

Муравьев попал под надзор полиции после того, как сумел организовать сбор денег голодающим — этих средств хватило в течении года кормить 30 тысяч крестьян.

— После того как 14 декабря 1825 года на Сенатской площади будет разгромлена попытка сорвать присягу новому императору Николаю Павловичу, следствие выяснило, что в восстании декабристов прямо или косвенно оказались замешаны 9 человек по фамилии Муравьев, — продолжил Федута. — Все они были родственниками. Михаил держался твердо: документы писал, взгляды разделял, но после запрета тайных обществ императором Александром в 1822 году в них не состоял. Ни про кого из родственников на допросах он не говорит. Также ни один из других Муравьевых не говорят в его адрес. Это жесткая семейная позиция — «своих не сдаем».

В 1826 году последовала высочайшая резолюция императора Николая — выпустить. После этого начался второй, более известный, этап в его биографии.

— Михаил Муравьев уже был неблагонадежен и ему нужно доказывать обратное. Он обратился к императору с предложением по реформированию местной власти — и его назначили вице-губернатором Витебской губернии. Затем он работал губернатором в Могилеве, Гродно, Курске и, наконец, Вильне, — рассказал Федута.

О фальсификации российских историков

Он уточнил, что о данной личности широкая общественность знает или мало, или неправду.

— За последних три года в России о ней вышло восемь книг различного объема. Кроме того, Российская государственная библиотека дважды издавала записки Муравьева с совершенно апологетическими комментариями, где сказано о том, что это выдающийся государственный деятель, спаситель России, тот образец, на который должны ориентироваться современные российские политики и т.д., — сказал лектор.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

На лекцию Федута принес одну из таких книг, которую назвал самой одиозной — «Воспоминания современников о Михаиле Муравьеве, графе Виленском» (2014).

— В достаточно объемной книге (почти 500 страниц. — TUT.BY) не оказалось ни одного критического высказывания. Составитель этой книги, естественно, знает о мемуарных очерках князя Петра Долгорукова, статьях Александра Герцена, дневниках министра внутренних дел Петра Валуева. Михаил Муравьев в книге предстает безупречным. Обсудить, «каким он парнем был», имеет смысл хотя бы для того, чтобы не становиться в той или иной степени жертвой мифов, — резюмировал он.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

На вопрос из зала об объективности работы самого Федуты он ответил, что ее таковой считает:

— В своем предисловии к книге «Заметки об управлении Северо-Западным краем и подавлении в нем бунта» я не скрыл ничего: и что он — боевой офицер, получивший ранение в Бородинском сражении, и что он участвовал в тайных декабристских обществах (а это с моей точки зрения плюс — для меня декабристы существуют с презумпцией святости). Я процитировал брата Михаила Андрея Николаевича, чиновников, служивших в его подчинении, сослуживцев. Объективность исследователя состоит в том, чтобы дать возможность читателю выбирать. Мои предшественники такой возможности не давали.

О национальном герое и его идеализации

Лекция о Муравьеве-Вешателе не могла пройти без упоминания белорусской национально-освободительной борьбы и его лидерах. Федута сказал, что три года уговаривал «одного замечательного поэта» написать мюзикл под названием «Кастусь» о Константине Калиновском.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— С молодежью нужно говорить на ее языке, а мюзикл или рок-опера — это то, что она услышит, — считает он. — Это поможет вырасти тому поколению, для которого вопрос государственности Беларуси не будет стоять. К сожалению, у поэтов свои планы.

Федута отметил, что идеализация образа Калиновского неизбежна, но не считает, что это ошибка:

— У нации должны быть свои мифы. И миф героя и борца за свободу неизбежен. Даже если исторически это далеко не самый безобидный персонаж, даже если выяснится, что им проливалась кровь.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

На реплику из зала, что Муравьева тоже можно назвать героем, он ответил:

— Моя первая статья касалась его прозвища «Вешатель». Я добросовестно написал: им он обязан не тому, что кого-то повесил, а тому, что неудачно попытался проявить милосердие. Я нигде не сказал, хороший он или плохой, и как я к нему отношусь. Муравьев, может, тоже герой, но не моей страны и не моего народа. Мне абсолютно безразлично, что о нем думают его соотечественники, а вот, что о нем думает мой народ, — мне небезразлично. Калиновского обвиняют в убийствах мирного населения, но основное количество столкновений началось как раз после того, как сюда приехал Муравьев, и основные жертвы, в том числе среди мирного населения, случились именно при нем.

О роли литературы в формировании нации

Федута сказал, что белорусской литературе не хватает произведений на историческую тему — и это приводит к негативным последствиям.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Свободу поддерживают читатели исторических романов. Наша литература в большом долгу перед читателями. Именно они каждый раз поднимали восстания. Восстание 1830−31 гг. — это читатели песен, стихов, листовок, созданных на основе движения Костюшко; восстание 1863−64 гг — читатели Мицкевича; польское национальное движение начала ХХ века и «Чудо над Вислой» (победа польских войск над красноармейцами. — TUT.BY) — читатели Сенкевича; Варшавское восстание — те, для кого уже не существует вопроса, есть ли Польша или нет.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Я с большим уважении отношусь к тем, кто пишет о Великой Литве и даже более ранних периодах нашей истории: Ольге Ипатовой, Владимиру Орлову, Леониду Дайнеко, но это так далеко, так невероятно далеко! Хочется чего-нибудь поближе. Вспомните невероятный роман «Пепел» Жеромского и одноименный блестящий фильм Вайды. Да, это пессимистично, о погибшем восстании, но эта история учит и воспитывает. Надо писать не о князьях, а о тех, кто ближе к нам, чем Ольгерд или Гедимин, — заключил Федута.

В конце лекции он сказал, что расскажет об обществах филоматов и филаретов, которые боролись за выход из состава Российской империи, но это произойдет «после защиты докторской диссертации».

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Поперта с личного сайта жителя Львiва: http://news.tut.by/society/491930.html

Зрадные коментарии к статье (змагары присутствуют): http://talks.by/showthread.php?t=14276926


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments